Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



Комитет Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

С Т Е Н О Г Р А М М А парламентских слушаний "Вопросы развития цифровой экономики" 8 июля 2019 года

11.07.2019

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

парламентских слушаний Комитета Государственной Думы

по экономической политике, промышленности, инновационному

развитию и предпринимательству на тему: "Вопросы развития

цифровой экономики"

 

Здание Государственной Думы. Зал заседаний.

8 июля 2019 года. 10 часов.

 

 

 

Председательствует Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В.Володин.

 

Председательствующий. Добрый день, уважаемые коллеги!

До сегодняшнего дня ни одна выставка не вызывала такого интереса и внимания, как выставка робототехники.

Владимир Вольфович Жириновский нашёл общий язык со всеми роботами. Поэтому думаю, что несколько позже он об этом сам скажет. Но что самое интересное, все роботы и устройства с искусственным интеллектом признали, что с ним им пока ещё сложно разговаривать, и Владимир Вольфович полон здоровья, бодр, энергичен.

(Аплодисменты.)

Вот когда мы с вами в будущее начинаем заглядывать, много интересного. Поэтому у нас такая возможность была – заглянуть в будущее сегодня во время выставки, так что пришли с эмоциями, но они положительные. Правильно, Владимир Вольфович? Положительные.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Владимир Вольфович, зал размышляет: к чему бы это, а у робота пока там написаны тексты. Поэтому этим зал отличается. У зала совесть есть.

Коллеги, в нашем сегодняшнем заседании, в больших парламентских слушаниях на тему: "Вопросы развития цифровой экономики" присутствуют представители правительства: заместитель Председателя Правительства Акимов Максим Алексеевич, Министр экономического развития Российской Федерации Орешкин Максим Станиславович, Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Носков Константин Юрьевич.

Мы, коллеги, пригласили также для обсуждения вопросов развития цифровой экономики руководителей и представителей ведущих российских компаний, которые уже многое сделали и в области развития робототехники, цифрового интеллекта, IT-технологий. Ну и, конечно, вы видите интерес к этому разговору депутатов Государственной Думы, руководителей политических фракций, которые присутствуют здесь и планируют выступать.

Коллеги, эта тема крайне важная для нас. Мы с вами должны понимать, что оттого, насколько мы создадим условия для развития цифровой экономики, настолько у нас экономика будет более эффективно развиваться.

И сегодня эта тема неслучайно вынесена на площадку Государственной Думы. У нас в планах рассмотрение большого блока законов по развитию цифровой экономики. Не всё идёт гладко, могу это сказать. Есть законопроекты, которые мы должны были рассмотреть и принять ещё вчера, но их пока даже нет в проектах. Есть законопроекты, инициированные депутатами, и они приняты. Это хорошее начало, но явно недостаточное из приоритетных законов, которые должны были быть принятыми ещё до 1 января текущего года. Принят пока один, девятнадцать законопроектов из пакета законопроектов правительства не приняты. Восемь из них законопроекты, которые должны были быть внесены Министерством экономического развития, четыре Министерством финансов, четыре законопроекта должны были быть внесены Министерством юстиции, три законопроекта Министерством цифрового развития и один законопроект Министерством труда.

Это, в общем-то, тот минимум, о котором мы говорим. На самом деле законопроектов намного больше. И нам крайне важно сегодня выслушать позицию по этому вопросу представителей правительства, профильных министерств, ну и, конечно, об этом поговорить с вами, те, кто представляет IT-отрасль, тех, кто будет обеспечивать развитие цифровой экономики нашей страны.

Коллеги, нам, ещё раз подчеркну, этот разговор крайне важен, потому что речь идёт о создании условий, законодательство здесь играет ключевую роль, для того чтобы наши компании имели преференции, для того чтобы вы могли развивать свои предложения более эффективно. Ну и, конечно, это должно в первую очередь сказаться на качестве жизни людей.

Мы в начале выставки ознакомились с программой, которая предусматривает оказание помощи больным людям, и это хорошее подспорье для врача, особенно начинающего, может быть реализовано, внедрено лишь с учётом того, что будут приняты необходимые законодательные решения.

Вот посмотрите, даже один такой пример говорит о том, насколько мы можем с вами изменить в хорошем смысле слова жизнь людей, оказать помощь, если мы оперативно примем решение, причём качественно примем решение в этой сфере.

Но есть и другая сторона, это вопросы защиты персональных данных, это вопросы прав наших граждан, и это тоже важный вопрос, которому мы должны уделять внимание, потому что навязывать технологии, особенно то, что касается лично человека, ни у кого задачи нет, и мы должны это помнить.

Уважаемые коллеги, слово предоставляется заместителю Председателя Правительства Российской Федерации Акимову Максиму Алексеевичу.

Пожалуйста, Максим Алексеевич.

Подготовиться Орешкину Максиму Станиславовичу.

Акимов М.А. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые руководители фракций, депутаты, участники слушаний! Добрый день!

Для меня принципиально важно быть сегодня здесь, принимать в этих слушаниях участие, потому что, как показал год практической реализации программы "Цифровая экономика", это действительно поле, пространство, на котором нахождение компромисса, нахождение очень тонкого баланса между интересами разных участников – это принципиальная вещь.

Сложный компромисс, о котором только что Вячеслав Викторович говорил, между приватностью личных данных и необходимостью с этими данными работать для технологического развития, для технологических компаний, между свободой, и открытостью, и глобальностью всемирной сети и необходимостью защиты национальных интересов, обеспечение стабильной работы российского сегмента сети "Интернет" – это очень сложные и деликатные материи, поэтому в организации этого диалога Федеральное Собрание, Государственная Дума имеет ключевую роль.

Я вернусь к теме роботов для того, чтобы ещё раз показать, насколько эта повестка сложная. Я только что вернулся из Тынды, мы сейчас отмечаем 45-летие начала строительства одного из самых масштабных транспортных проектов в мире – Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. БАМ – это, конечно, не только памятник героизму комсомольцев, участников стройки, это живой организм, мы его развиваем, у нас вдвое должна увеличиться провозная способность, делать это без современных технологий невозможно. Для сортировочных станций ключевой элемент это горка, на которой в ручном режиме более 45 человек обычно занимались, в зависимости от объёмов сортировочной станции, занимались этой работой. Сейчас это фактически роботизированная система, которая на основе данных сенсорики по уклонам, загрузки вагона формирует с помощью трёх человек все поездные формирования.

Вот если сравнить данные о занятости, то для тридцатитрёхтысячной Тынды, где "РЖД" фактически единственный работодатель, это крайне серьёзный вызов. И нахождение баланса между технологическим развитием и социальными последствиями роботизации, создание новых рабочих мест – важный баланс, потому что, с другой стороны, ни услуги современной медицины, ни услуги современного образования без цифровых технологий в удалённые территории ни в Нерюнгри, ни в Тынду, ни в другие части нашей страны не доставить.

Мы ведём работу в рамках национальной программы "Цифровая экономика", в рамках наших шести направлений. Сейчас к ней добавится ещё одно большое, которое решением президента поручено обособить, это искусственный интеллект.

Но, так или иначе, конечно, центральная часть нашей работы – нормативно-правовое регулирование. Я не буду отнимать хлеб у моих коллег по правительству. Базовые тексты у нас подготовлены, проходят они тяжело, это идентификация, цифровой профиль, то, что касается новых законодательств об архитектуре ЭЦП, в том числе облачной подписи, нотариат цифровой только что был принят, в четверг прошлый на правительстве, цифровой архив, трудовые книжки, законопроекты по краудфандингу и цифровым финансовым активам. Но, конечно, главное, о чем подчеркивал и президент на совещании с членами правительства, – ни в коем случае не разменивать скорость принятия законопроектов на их качество, добиваясь действительно высокого качества регулирования.

Второй значительный блок работы – это технологии. Там у нас сосредоточены большие, в том числе денежные, ресурсы. Это и искусственный интеллект, квантовые технологии, сенсорика, вычисления, коммуникации, система распределенного реестра, технологии беспроводной связи, технологии распределенных реестров дополненной и виртуальной реальности, робототехника и сенсорика и новые промышленные технологии. Это набор технологий, по которым сейчас предусматривается и предоставляется поддержка в виде субсидий лидирующим исследовательским центрам, субсидирования процентных ставок по кредитам на внедрение, гранты малому технологичному бизнесу и вхождения в капитал компаний.

Я думаю, что сегодня получат освещение темы по развитию системы широкополосного доступа, обеспечению федеральных трасс связью, развитию беспроводного широкополосного доступа по кадрам и образованию информационной безопасности и новому, абсолютно новому дизайну государственных услуг, потому что это вообще территория очень быстрых, таких легкодоступных плодов, где мы можем дать нашим людям принципиально новые, хорошие сервисы.

Россия имеет все предпосылки для встраивания в цифровой мир на правах лидера, а я хотел бы это отдельно подчеркнуть. У нас развитая инфраструктура и одна из самых дешевых в мире инфраструктур коммуникаций, у нас стоимость 1 гигабайта мобильных данных в 9 раз ниже, чем в Японии, в 14 раз ниже, чем в США и в 17 раз ниже, чем в Южной Корее. У нас 7 место в мире по степени вовлеченности людей в цифровую экономику, 86 процентов населения России пользуются Интернетом каждый день. У нас рекордное количество, самое большое в мире посещение сайтов госуслуг, за 2018 год было оказано 2,6 миллиарда госуслуг, число пользователей авторизованных достигло 90 миллионов человек. В этом году быстрыми темпами развивается электронная коммерция.

И я бы хотел отдельно подчеркнуть, что, конечно, сегодня мы говорим не только о национальном проекте "Цифровая экономика", для нас очень важно сохранить понимание и общую убежденность в том, что это, прежде всего, и про гражданское общество, и про бизнес, и самое главное, что наши компании растут, добиваются успехов. Мы одна из немногих стран в мире, прямо скажем, из четырех, которые имеют национальный поисковик, национальные мессенджеры, развиваются социальные сети. У нас один из лучших цифровых банков в мире, который вообще не имеет отделений. Рынок каршеринга в Москве больше, чем самый крупный в мире, больше, чем в Пекине и Шанхае, например.

Хотел бы подчеркнуть, что эту работу мы ведем во взаимодействии с регионами. У нас за этот год прошло обучение более 1 тысячи государственных служащих и муниципальных из разных субъектов Федерации. Я лично ежеквартально собираю региональных айтишников, мы встречались в Новгороде, в Перми, встречались в Санкт-Петербурге, вот в июле будем сейчас работать в Якутске. И если в этом году у нас не предусмотрено прямой поддержки регионам, то в следующем году мы межбюджетные трансферты будем предоставлять.

Все необходимые площадки для взаимодействия у нас сформированы: это АНО "Цифровая экономика", Совет по развитию цифровой экономики при Совете Федерации. И я отдельно благодарю Вячеслава Викторовича за создание Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики и в целом за очень глубокое личное погружение и пристальное внимание к нашей работе. Мы с вами со всеми провели очень непростой год реализации нашей законодательной повестки, и хотел бы сказать большое спасибо руководству и членам комитета и по связи, и по экономической политике, и по законодательству, и по финансам. Мы с коллегами прошли непростой путь, и обещаю, что степень наших усилий, вовлеченности в эту работу будет только нарастать.

На этом я закончу, поскольку самая главная часть моей сегодняшней работы – это не только вам доложить о том, что делается, но самым главным образом – послушать о том, что ещё нам предстоит сделать. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Максим Алексеевич.

Слово для выступления предоставляется Орешкину Максиму Станиславовичу, Министру экономического развития Российской Федерации.

Пожалуйста, Максим Станиславович.

Подготовиться Носкову Константину Юрьевичу.

Орешкин М.С. Доброе утро, уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые участники парламентских слушаний!

Тема сегодняшняя, конечно, имеет принципиальное значение. Ответ "почему?", он очень прост: они, цифровые технологии, преобразуют всю нашу жизнь, все сферы – социальную сферу, экономику, оборону и безопасность. И изменения на самом деле – это не что-то такое виртуальное, они уже происходят сейчас. Вот те решения, которые мы видели, например, сегодня на выставке, когда я приезжаю в регионы, я вижу, как они уже внедряются, как они меняют повседневную жизнь. Вот на той неделе был в Нижнем Новгороде, система распознавания речи уже используется в медицинских учреждениях. Это экономит время врачам, экономит на самое важное – на общение с пациентами.

В Пермском крае, например, технологии Интернета вещей дают значительную экономию – при обслуживании города расходы на электроэнергию уменьшаются при правильно использовании таких датчиков. В Воронеже система управления дорожным движением на базе искусственного интеллекта привела к тому, что загруженность ключевой артерии города снизилась на 20 процентов, и это сделано без многомиллиардных инвестиций.

Всё это показывает, что при грамотном регулировании цифровизация приведёт к росту экономики, к повышению доходов населения, при неграмотном – к структурным диспропорциям и искажениям. И Максим Алексеевич сегодня об этом говорил, процесс правильного регулирования – это постоянный поиск правильного баланса – баланса между развитием за счёт использования данных и приватностью частной жизни, баланса между структурными изменениями в экономике и обеспечением занятости людей, баланса между прозрачностью и отсутствием границ для технологий и безопасностью государства.

Нам нужно набирать скорость внедрения позитивных изменений по всей стране, и для этого, конечно, менять регуляторную среду. Надо работать над тем, чтобы она не только не препятствовала, но и создавала возможности для развития, гарантируя в первую очередь положительный эффект для наших граждан. Здесь я хотел бы поблагодарить Государственную Думу и лично Вячеслава Викторовича за вовлеченность и действенное участие в решении вопросов развития цифровой экономики.

Идея проведения сегодняшних слушаний, она возникла в Крыму на Совете по законодательному обеспечению развития цифровой экономики под председательством Вячеслава Викторовича. В Крыму сессия, которая была посвящена обсуждению работы правительства, длилась четыре часа, это было четыре часа ответов на очень острые и профессиональные вопросы. И такой вот эффективный диалог, который у нас сложился, сложился со всей Государственной Думой, со всеми комитетами, которые заняты этой повесткой, позволил нам определить форматы совместной работы исполнительной и законодательной власти по ключевым направлениям регулирования. И именно на этом я хотел бы сегодня остановиться.

Начну с блока вопросов по созданию цифровой среды доверия. На днях внесён в Думу законопроект, обеспечивающий безопасность и удобства при использовании электронной подписи, а также пересматривающий правила работы удостоверяющих центров. Если у нас в обычной жизни бумажные паспорта, за них отвечает Министерство внутренних дел, то электронная подпись – это базовая история в цифровом мире, за неё у нас отвечают удостоверяющие центры. И без полного доверия к этим центрам невозможно двигаться дальше.

Что предлагается? Предлагается поднять планку требований к удостоверяющим центрам, в том числе через требования к капиталу, наличие филиальной сети и репутацию руководства. С одной стороны, мы требования предлагаем ужесточить, но при этом предлагаем дать и новые возможности. Прежде всего, это дистанционное хранение ключа электронной подписи, так называемая облачная электронная подпись. Это, конечно же, сильно повысит удобства её использования. К этому законопроекту есть ряд вопросов, их обязательно нужно обсуждать, но этот законопроект, он требует скорейшего принятия, поскольку он создаёт инфраструктурную основу для решения множества смежных вопросов.

Также уже в Думе находится законопроект о создании электронных дубликатов бумажных документов и постоянном хранении электронных документов. Сейчас, так как мы не понимаем, какую силу имеет электронный документ по истечении срока действия сертификата электронной подписи, то мы не можем на него полагаться. По данному законопроекту требуется дополнительно обсудить, кто и как должен создавать электронный дубликат, какие требования предъявляются к этому лицу, и какую ответственность оно несёт. Всё это мы договорились пройти на рабочей группе в комитете.

Второй блок задач посвящён регулированию данных, прежде всего, речь идёт о персональных данных. Законопроект подготовлен, мы договорились о ключевых решениях на уровне правительства с участием бизнеса и экспертов. Прежде всего, мы создаём основу для свободного оборота обезличенных данных, делаем удобной работу с согласиями на обработку персональных данных.

Также к этому блоку примыкает вопрос о цифровом профиле гражданина и установлении им базовых правил идентификации. Данный законопроект также внесён в Государственную Думу.

Цифровой профиль позволит иметь актуальные сведения о человеке для предоставления ему услуг, становится удобным давать и отзывать согласие на обработку персональных данных. Как большая совокупность данных цифровой профиль должен быть надёжно защищён от утечек и злоупотреблений. Здесь есть понятные риски. И как раз в Думе, на площадке Думы предлагаемые решения должны пройти дополнительную проверку, и финальное решение должно быть абсолютно выверенным и найти правильный баланс.

Продолжается работа над регулированием общедоступных данных, в том числе тех данных, которые размещаются в социальных сетях.

Вопрос очень нелёгкий, и мы уже больше года его обсуждаем, и, к сожалению, консенсуса здесь пока нет. Но опять же консенсуса нет потому, что все хотят найти правильный баланс. Сейчас работа ведётся в рамках формирования концепции регулирования данных, и должна она быть завершена до конца этого года.

Также отмечу принятый в первом чтении законопроект о юридической значимости сведений в лицензионных реестрах. Без решения этого вопроса мы не сможем принимать на основе таких данных решения в режиме онлайн.

Уважаемые коллеги, доступ к данным важен и критичен для развития технологий искусственного интеллекта. Есть современные глобальные оценки. И к 2030 году положительный вклад к внедрению технологий искусственного интеллекта в разных областях в мировой экономике должен прибавить 1,2 процентных пункта роста в год.

Поэтому тема эта очень важная, она недавно обсуждалась у президента. Подготовлена сейчас стратегия развития этих технологий. Вслед за стратегией, и это является лучшей практикой в мире, вслед за стратегией следующим шагом всегда является достижение договорённостей о базовом регулировании этих отношений. Здесь будем работать совместно с Думой для того, чтобы опять же все правильные балансы здесь были найдены.

Третий блок посвящён вопросам свободного движения товаров и услуг в цифровой экономике.

Важным шагом стало принятие закона, раскрывающего положения Гражданского кодекса об электронных сделках. Правительство поддержало законопроект, который был внесён Вячеславом Викторовичем Володиным и Павлом Владимировичем Крашенинниковым. Этот же закон создал правовые основы для так называемых "умных контрактов".

Также хочу отметить и поблагодарить за принятие в апреле закона, снявшего барьер для экспорта российских IT-услуг. Теперь по этим операциям можно будет вернуть НДС, что создаст дополнительные предпосылки для развития этого сегмента бизнеса.

Четвёртый блок вопросов связан с применением цифровых финансовых технологий. Речь здесь идёт о двух основных законопроектах – о цифровых финансовых активах и о краутфандинге. Они оба приняты в первом чтении в прошлом году, и после введения в Гражданский кодекс понятия "цифровые права", о чём я уже сказал, стала возможной подготовка этих законов ко второму чтению, которая, как мы надеемся, вскоре завершится.

И, наконец, последний блок – это выстраивание цифрового взаимодействия граждан, организаций и государства в разных сферах общественных отношений. Здесь много направлений работ, я выделю три ключевых.

Во-первых, в минувший четверг правительством одобрено внесение в Думу законопроекта об электронных трудовых книжках, сделан шаг к электронному учёту сведений о работнике. Отмечу, что  на следующий год в планах правительства в целом вопрос о трудовом кадровом электронном документообороте. Сразу скажу, что выверенное и своевременное решение здесь, оно может стать очень сильным стимулом для роста занятости, для роста доходов населения, особенно за пределами крупных городов.

Во-вторых, это продолжение цифровизации правосудия. Прежде всего, речь идёт о развитии механизмов электронного взаимодействия с судом.

Министерство не самая удобная площадка для работы с судами с учётом их особого правового статуса. Поэтому я бы здесь просил Государственную Думу нас поддержать при выстраивании диалога с судебной властью.

В-третьих, одним из приоритетов в нашей работе стал цифровой нотариат. И здесь также есть результаты. На прошлой неделе правительство одобрило внесение в Думу такого законопроекта. Мы сможем проверять статус нотариальных документов в реестре, дистанционно совершать простые нотариальные действия, новые технологии будут использоваться при установлении личности – получателя нотариальных услуг.

Можно попросить пару минут добавить?

Председательствующий. Добавьте время.

Орешкин М.С. Уважаемые коллеги, работа над ключевыми законопроектами, она велась весь прошлый год, ведётся в этом году, не все из них (это действительно так) оказались в Думе к сегодняшнему дню, но важно понимать, что законодательство в сфере цифровой экономики – это качественно новая сущность.

Прорывные технологии очень чувствительны к регуляторным ошибкам. Поэтому так долго и тяжело идет поиск баланса интересов. Дискуссию над текстами законопроектов в режиме открытого диалога нужно продолжить, и она уже, конечно же, идет в активной форме на площадках комитетов Думы.

Если мы хотим ускорить и повысить качество нормотворческого процесса, то нам нужны здесь и некоторые нестандартные решения. Поэтому в заключение хочу сказать о двух инициативах, которые, по моему мнению, требуют особого внимания.

Во-первых, мы предлагаем создать единую платформу разработки, согласования и принятия регуляторных решений. Уже есть её концепция, конкретные технические требования для проектирования. На первом шаге она должна охватить федеральные органы исполнительной власти. Но здесь дальше мы будем просить поддержки палат Федерального Собрания, чтобы и прохождение законопроектов можно было организовать на базе этой платформы, в том числе через интеграцию информационных систем парламента, Госдумы с этой системой. В перспективе к ней могли бы присоединиться региональные нормотворцы.

Такое решение увеличит скорость нормотворчества без потери качества, обеспечит прозрачность, контроль и прохождение документов, даст возможности для совместной работы над ними.

Во-вторых, мы предлагаем принять закон о регуляторных песочницах. Для развития цифровых инноваций нужен своеобразный инкубатор с минимальным набором требований. Без этого не будет прорыва и в области применения того же искусственного интеллекта. Здесь мы предлагаем упрощенный механизм. При наличии базового полномочия правительства в отраслевом законе разрешить делать изъятия из предусмотренных им требований решением правительства. А если предпринятый эксперимент будет удачным, то такое регулирование можно будет распространять на всю страну.

Очевидно, что этот механизм затрагивает законодательную компетенцию Думы. Поэтому здесь мы просим для детальной проработки этого вопроса создать совместную с депутатами рабочую группу и поддержать нас.

В завершение ещё раз хочу поблагодарить представителей бизнес-сообщества, Государственной Думы, Совета Федерации за конструктивную совместную работу по цифровой повестке. Найти правильные балансы и сделать те документы, которые действительно будут открывать новые возможности для нашей экономики, можно только совместно. И тот опыт работы, который у нас здесь есть по этой повестке, он действительно демонстрирует, что нам удается находить эти балансы, нам удается двигаться вперед.

Спасибо большое.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Максим Станиславович.

Слово предоставляется Носкову Константину Юрьевичу, Министру цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Подготовиться Буниной Елене Игоревне.

Носков К.Ю. Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Мне, с одной стороны, проще выступать третьим после своих коллег по правительству, потому что много уже сказано. С другой стороны, тема настолько безгранична, что всё равно предусмотренные регламентом 10 минут – это очень мало, для того чтобы затронуть все аспекты. Тем не менее остановлюсь на важнейших.

У нас, как вы все хорошо знаете, 6 направлений в программе "Цифровая экономика". За кадры и нормативку и отвечает Министерство экономического развития, и Максим Станиславович уже достаточно подробно сказал о тех нормативных актах, которые мы разрабатываем. При этом три из этих акта действительно делает Министерство цифрового развития. Но Максим Станиславович тут мне помог и рассказал о них. Тем не менее, хотел бы выделить особо единственный не внесенный в Государственную Думу на данный момент законопроект по обезличиванию персональных данных. Предлагается внести в законодательство изменения, которые дополняют понятийный аппарат обезличенными персональными данными, для того чтобы появилась возможность свободного использования в законных целях необратимо обезличенных персональных данных.

На прошлой неделе сам дважды проводил совещание по обезличенным персональным данным с участием бизнеса и всех заинтересованных органов власти. Мне кажется, мы нашли компромисс. И в ближайшее время, я думаю, и этот законопроект уже будет рассматриваться в Государственной Думе.

Ну, у меня есть шанс больше внимания уделить таким практическим, прикладным вещам, то, чем мы занимаемся каждый день.

Хотел бы особо выделить федеральный проект "Информационная инфраструктура ". У него самый большой бюджет из всех проектов программы, потому что именно этот законопроект предполагает прокладку волоконно-оптических кабелей и закупку дорогостоящего телекомоборудования, строительства центров обработки данных, то есть, скажем так, создает материальную основу цифровой экономики.

Реализация этого проекта позволит обеспечить современными услугами связи практически всех, 98 процентов жителей нашей страны. Сейчас мы заключаем контракты на подключение социально-значимых учреждений, это школы, ФАПы, пожарные части, муниципалитеты и так далее, во всех регионах страны.

Хочу обратить внимание, что у нас такое шло  долгое внутриправительственное, и не только, обсуждение, каким образом проводить Интернет вот в эти далекие населенные пункты. Была выбрана конкурентная модель и на сегодня мы проводим аукционы по каждому региону на подключение социально-значимых объектов в каждом регионе, и уже сейчас можно говорить, что эта модель показывает свои преимущества.

 На сегодняшний день проведено 17 аукционов, то есть по 17 регионам и снижение по этим 17 аукционам, снижение начальной цены составляет больше 50 процентов, а если так экспертно оценить ту экономию, которую мы получаем на основе тех денег, которые мы тратили в предыдущие годы на прокладку оптоволокна, то экономия получается, где-то в 4 раза мы дешевле на данный момент делаем. Это усилия конкуренции и конкурентных принципов.

Хочу обратить внимание, что победители аукционов должны не только подключить эти социально-значимые объекты, которых, кстати, более 80 тысяч по всей стране, но и оказывать услуги по передаче данных, причем безлимитный трафик уже включен в стоимость контрактов. Федерация берет на себя расходы по оплате Интернет-трафика в подключаемых школах, ФАПах  в других объектах, пожарных бригадах до 2024 года. Часть объектов, это около 13 тысяч, будет подключено по беспроводным технологиям, с использованием инфраструктуры РТРС, нашего ФГУПа, на скорости не менее 10 мегабит в секунду.

Кроме того, этой сеткой, которая будет покрывать большую часть, так скажем, заселенной территории нашей страны, смогут пользоваться работники полиции, скорой помощи, все те, чья работа связана с перемещениями, а это значит, что, например, врач сможет удаленно посмотреть историю болезни пациента или выписать электронный рецепт через облачную медицинскую систему.

Отдельно упомяну Чукотку. В силу географических особенностей ее восточную часть тяжело подключить по суше, поэтому по дну моря будет проложена волоконно-оптическая линия из Петропавловска-Камчатского в Анадырь. Ввиду сложности проекта проектирование занимает достаточно большое время, но непосредственно строительные работы мы начнем уже в следующем году.

До конца 2024 года мы обеспечим сотовой связью все автодороги федерального значения. Это сложный и очень дорогой проект, учитывая масштабы нашей страны. В рамках нацпроекта в России также будут внедряться технологии связи пятого поколения. Уже в этом году появится несколько зон 5G, четыре из них, в частности, появятся в Москве. До конца 2021 года сети пятого поколения появятся не менее, чем в десяти городах-миллионниках.

Конечно, предстоит сложная и кропотливая работа по расчистке конверсий радиочастотного спектра, но без этого, увы, мы не можем говорить о построении полноценной сети пятого поколения. И здесь мы надеемся, в том числе и на политическую поддержку парламентариев.

В пяти ключевых отраслях будут реализованы пилоты по внедрению Интернета вещей, эта область стремительно развивается, и темпы ее роста будут увеличиваться. Нам важно не просто стимулировать развитие этой сферы, но, так скажем, на волне предстоящего бума умных устройств обеспечить техническую безопасность. У нас есть возможность создания отечественных разработок в этой области на основе лидирующих мировых стандартов.

Будем развивать инфраструктуру обработки и хранения данных. Уже в этом году начнем переводить информационные системы и ресурсы органов власти в единую облачную платформу, как мы ее называем ГЕОП. Это позволит снизить затраты на развитие инфраструктуры и обеспечить отказоустойчивость информационных ресурсов. Ну и опять же при построении государственной "облачной" платформы будем максимально использовать сервисную модель и конкурентные принципы. Только так, через такого рода государственную поддержку мы сможем развить полноценных рыночных игроков, конкурентных в глобальном, общемировом масштабе – именно это наша цель. Ну это что касается, так скажем, технической базы цифровой экономики, своего рода необходимые условия её развития.

Ну что будем делать для того, чтобы максимально использовать эту базу? В рамках национальной программы создаётся система мер поддержки развития сквозных цифровых технологий. Это квантовые технологии, и робототехника и сенсорика, система распределённого реестра, технологии виртуальной и дополненной реальности, нейротехнологии и искусственный интеллект, технологии беспроводной связи.

Финансирование проекта в рамках этих направлений предоставляется через уже существующий институт развития. Будут предоставляться субсидии конкретным проектам на основании конкурсов и при обязательном внебюджетном софинансировании не менее 50 процентов.

Уже в этом году институты развития получат на эти цели более 20 миллиардов рублей для инвестирования в передовые технологии, а всего за шесть лет государство направит на поддержку высокотехнологичного бизнеса, работающего в перечисленных мною областях, более 280 миллиардов.

Отдельное место займёт направление искусственного интеллекта. В соответствии с поручением Президента Российской Федерации правительством разработан проект соответствующей национальной стратегии. Ну и, конечно, мы стимулируем цифровую трансформацию госкорпораций, что в свою очередь поддержит внутренний спрос на создаваемые технологические решения.

Ну чуть подробнее ещё об одном важном блоке. Проект "Цифровое государственное управление" предполагает цифровую трансформацию госуправления. Получать услуги станет ещё быстрее и удобнее. Вся необходимая для оказания информация будет запрашиваться у соответствующих ведомств и организаций автоматически или заполняться из цифрового профиля гражданина.

Максим Алексеевич уже называл цифры, насколько популярны сейчас госуслуги в электронном виде. Мы уже в конце этого года сделаем качественно новые рывки и перейдём на качественно новый уровень.

Кроме разработки модели цифровой трансформации госуслуг 25 суперсервисов, о которых, наверное, многие слышали, мы начали работы по созданию цифрового профиля. Он обеспечит гражданам возможность управлять своими данными и использовать "электронную подпись" при заказе госуслуг.

В рамках проекта "Госвеб" разработана базовая версия платформы, которая будет выполнять роль цифрового ассистента граждан и бизнеса. С помощью неё можно будет в проактивном дистанционном режиме заказывать госуслуги и получать любую информацию, связанную с госуправлением.

На базе портала "Госуслуг" разработан механизм, позволяющий регионам создавать собственные сайты по готовым шаблонам. Уже отобраны шесть субъектов Российской Федерации для тестирования конструктора сайтов и перехода на "Госвеб".

Также в рамках этого проекта мы занимаемся цифровизацией выборов. Уже в этом году планируется реализовать базовые функции "Личного кабинета" избирательно на портале "Госуслуг". Пользователи портала смогут проверить включение себя в списки избирателей и получить много информации о выборах. На портале будет доступен сервис подачи заявления о голосовании вне помещения для голосования маломобильных групп населения, а также сервис подачи заявления о включении в список избирателей по месту нахождения.

Ну а в следующем году мы планируем реализовать функционал "Личного кабинета" для кандидатов, избирательных объединений и политических партий.

Ну в завершение хочу сказать. Вячеслав Викторович во вступительном слове говорил, что мы на выставке заглянули в будущее. Ну вот страшно признавать, но будущее уже не завтра, будущее уже сегодня и мы в этом будущем живём. Разная часть общества – по-разному, но десятки миллионов людей сегодня в нашей стране пользуются всеми этими сервисами. И мы, конечно, делаем и будем делать всё для того, чтобы это будущее несло только положительные моменты каждому гражданину нашей страны. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Константин Юрьевич.

Именно в этом и состоит наша задача, с разных сторон посмотреть на вопросы развития цифровой экономики, потому что есть одна сторона и ее мы все принимаем, это вопросы развития и создания сервисов, которые облегчат жизнь гражданам, но есть и другая сторона – это защита прав граждан, это защита безопасности граждан нашей страны, поэтому мы попробуем с вами построить дискуссию таким образом, чтобы выступили все представители различных точек зрения и сторон рассмотрения этого вопроса.

Коллеги, сейчас слово предоставляется Буниной Елене Игоревне, генеральному директору компании "Яндекс". Думаю, что представлять компанию не нужно, это компания номер 1 в нашей стране и по технологиям, и собственно по сервисам, которые сегодня используют наши граждане, разработанные компанией "Яндекс".

Пожалуйста, подготовиться Поповой Анне Владиславовне.

Бунина Е.И. Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, Вячеслав Викторович!

Там вот у меня слайды, можно на следующий слайд сразу. Начнем.

Про то, что искусственный интеллект очень может людям, здесь уже говорили и я тоже про это сейчас скажу и расскажу какие это примеры, но мне хотелось сразу бы начать с того, а вот, что нужно делать с нашей точки зрения для того, чтобы искусственный интеллект и сервисы, основанные на искусственном интеллекте в нашей стране развивались лучше, круче, чем в других странах, что было бы здорово, правда.

Я так вижу три аспекта. Один самый главный это люди. Как бы все это делают только люди, это довольно сложные программы, машинное обучение, нейросети, их анализировать нужно, довольно серьезно математику знать. Дизайнеры нужны, нужны продуктовые люди, их всех нужно где-то брать, обучать, находить, то есть образование и образование профессиональное и, в том числе, образование даже школьное, это важно.

Вторая вещь это данные. Так как все это основано на больших данных, нужно данные накапливать, сразу получается, нужная третья вещь – это эксперименты, когда мы могли бы какие-то новые сервисы тестировать, может быть, сначала в небольших местах, вот как в этих песочницах, про которые говорил Максим Станиславович, и дальше накапливая постепенно данные, чтобы они становились действительно большие и искусственный интеллект хорошо обучался.

Вот эти три аспекта, наверное, главное, что нам нужно было бы высказать, здесь иметь, чтобы получить самые лучшие продукты в мире.

Давайте, начну с образования, пожалуйста, следующий слайд. Про образование. Здесь есть тоже две стороны, одна сторона это то, что нам сейчас нужны айтишники, нам нужно очень много программистов, нужно много аналитиков данных, дизайнеров, продуктологов, очень много разных профессий, связанный с  IT, их надо учить прямо сейчас, мы не можем ждать 10 лет, чтобы поменять образование с 1 класса, надо прямо сейчас профессиональное образование делать.

Очень многие IT-компании, большие компании уже это делают, уже помогают и вместе с государством открывают разные программы обучения и старших школьников и студентов. Мы вот, например, 3 года назад открыли программу "Яндекс. Лицей", это как кружок в городах, но сейчас вот он работает уже в 58 городах и будет больше, чем в ста с сентября открываться, то есть практически мы во всех регионах сейчас находимся, обучение школьников программированию в старшей школе.

Кажется, нужно идти дальше, нужно входить уже не как кружки для самых талантливых, а входить в школу, открывать IT-классы, мы сейчас с сентября с Правительством Москвы совместно вписались в их программу по IT-классам и открываем от "Яндекса" 10 этих классов, я знаю,  что другие компании тоже это делают, мне кажется, то, что государством с бизнесом должны делать вместе, это очень здорово.

Но есть и вторая часть, это как более долгосрочное. Нужно поднимать образование, все школьное образование, надо не просто поднимать, надо переходить как бы на новое образование будущего.

Мы никуда не денемся, мы там будем и сейчас важно, чтобы мы были там первыми. У нас есть все шансы, у нас хорошая математическая школа, у нас вообще есть большая история по экспериментам школьным, даже вот наш Министр просвещения Ольга Юрьевна Васильева работала в экспериментальной школе, я сама в ней училась, она была моей учительницей, поэтому хорошо знаю. То есть, это как бы давно все длится.

Поэтому мы можем, я уверена, но сейчас мы данный в момент отстаем на несколько лет от аналогичных образовательных сервисов Китая и Америки. Для того чтобы сейчас прорваться в этом месте, нужно тоже делать правильное регулирование и это регулирование должно быть в первую очередь про конкуренцию разных сервисов, про возможность пробовать и понимать, что из этого самое лучшее?

К счастью, сейчас мы с Министерством цифрового развития и с Министерством просвещения и с теми IT-компаниями, у которых есть экспертиза в образовательных продуктах, вместе пытаемся сделать вот такую среду, в которой можно было бы делать открытый конкурентный рынок.

У нас тоже есть свой такой сервис "Яндекс. Учебник", который в младшей школе помогает учителям автоматически проверять домашние задания, готовиться, школьникам довольно приятно делать, как бы работать в таком сервисе и это повышает вовлечённость учителей и школьников - это важно. И можно следующим этапом уже переходить к адаптивному индивидуальному обучению. Это по поводу образования.

Можно, следующий слайд. Наверное, многие уже слышали про нашу станцию...

Председательствующий. Добавьте время.

Бунина Е.И. ...Yandex-станцию с "Алисой" внутри, у нас здесь, сейчас есть в кабинете, в котором можно с ней пообщаться на выставке.

Но про что я хотела сказать – это про то, что мы сначала даже и не понимали, но можно применять её довольно интересно по социальной сфере. Мы обсуждали в правительстве Москвы с социальными министерствами Москвы, что можно сделать с помощью нашей станции. И они же предложили, то есть это даже не наша была идея, давайте попробуем поставить такую станцию пожилым одиноким людям, что будет?

Может быть, они, как вот привыкли радио слушать, в советское время слушали радио, может быть, как раз это будет хорошо, они смогут общаться и будут чувствовать себя менее одинокими.

Мы три недели назад поставили 20 таких стендов просто тоже для эксперимента и видим, что действительно очень активно слушают и очень активно общаются, в первую очередь они именно разговаривают как с человеком, с этим голосовым помощником и, кажется, у такой истории есть будущее довольно большое.

Следующий слайд, пожалуйста. Также искусственный интеллект, особенности технологии компьютерного зрения могут повысить безопасность транспортную, что сейчас очень важно. Там же, на выставке, есть устройство, которое проверяет, устал ли водитель и в каком он состоянии? И вот, например, если такое устройство установлено в такси, оно может в какой-то момент сказать: всё, ты устал, перестань работать, мы тебе больше заказов не дадим.

Мы опять же сейчас проводим пилоты, проводим в Казани и в Москве, скоро будем в Белгороде то же самое делать. И надеемся по результатам, что мы сможем сделать хороший продукт и просто отдать его государству для использования – это было бы здорово.

Следующий слайд, пожалуйста. Я скоро уже. Следующая часть – это беспилотники. Это сейчас такси, а через несколько лет у нас половина такси могут стать беспилотными. Ну тут вопрос, эти такси беспилотные, они будут с нашими российскими технологиями и на Западе будут тоже российские технологии или мы будем закупать иностранные?

Сейчас самая большая гонка, она не в том, как сделать технологии, а в том, как испытывать её на дорогах, потому что, как я уже говорила, это нужно накопить очень много больших данных именно на реальных дорогах. 

Сейчас у нас есть, то есть мы можем к сентябрю выпустить на дороги 100 беспилотников, что было бы здорово, потому что у наших конкурентов уже где-то 300 ездят, но нам важно, чтобы скорее проходили сертификацию эти беспилотники. Сейчас это занимает месяц, в других странах это делается за два дня, нужно тоже это ускорять.

И последний слайд. Это тоже интересный эксперимент, как может бизнес вместе с государством делать что-то очень полезное для всех. Мы помогаем сейчас государству, помогаем с самозанятыми, то есть сейчас, с января идёт в нескольких регионах тоже такой проект по самозанятым гражданам, и мы в такси сделали удобный способ регистрации самозанятого: у нас уже очень большой процент таксистов стали самозанятыми, что приносит большие деньги и им, и государству и, в общем-то, для них это легализация, которая, конечно, очень им полезна.

Пожалуй, я все примеры привела. Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо большое. (Аплодисменты.) Спасибо, Елена Игоревна.

Слово предоставляется Поповой Анне Владиславовне, вице-президенту Сбербанка. Вот эти ПАО, АО, наверное, нас как-то от цели отводят.  Пожалуйста.

Попова А.В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Большое спасибо за предоставленную возможность выступить на парламентских слушаниях.

Сбербанк является очень активным участником практически во всех мероприятиях программы "Цифровая экономика". Сегодня мы, да, говорим о цифровой экономике, о развитии цифровой экономики – это, прежде всего, уход от традиционной бумажной экономики.

Поэтому я в своём выступлении хочу в большей степени сконцентрироваться на этих инициативах, а их много в программе "Цифровая экономика" и в разных сферах мы предполагаем уход от бумаги.

И хотя мы с вами привыкли к бумаге, бумага нам кажется чем-то таким весомым, надёжным, достоверным, традиционным, в то же время (следующий слайд, пожалуйста) бумага, владение бумагой связано с большими рисками: бумагу легко подделать, бумагу легко потерять, бумага гибнет при пожарах, наводнениях, бумагу тяжело хранить, бумагу тяжело восстанавливать, тогда как цифровая экономика, электронное взаимодействие, конечно, нам позволяет решить все эти проблемы. Электронный документ легче хранить, электронный документ проще передавать, электронный документ проще восстанавливать.

Но это не значит, что электронное взаимодействие несвободно от риска. Следующий слайд, пожалуйста. Конечно, эти риски есть, только они другие, прежде всего, это цифровая безопасность, кибермошенничество, сбои в IT-системах. И, конечно, это риски, связанные с менталитетом граждан. Для электронного взаимодействия нужны специальные навыки, и многие люди не могут быстро перестроиться, поэтому мы обязательно должны это учитывать, создавая, вот в предыдущих докладах, практически у каждого докладчика было слово "баланс". Да, мы должны предусматривать баланс между решением проблем "старого мира" и рисками новой экономики, и всё законодательство мы должны рассматривать через эту призму.

Я хочу остановиться на ключевых законах, которые должны решить проблему стимулирования ухода от бумаги и повышения доли электронного взаимодействия. Следующий слайд, пожалуйста. Прежде всего, речь идёт об электронной подписи, это базовый закон для цифрового взаимодействия. Ни одна цифровая транзакция, ни один цифровой документ не может быть выпущен, использован без электронной подписи.

Что нам нужно от закона об электронной подписи? Говорилось уже, что, да, облачная подпись – именно эта технология позволит сделать электронную подпись надёжным инструментом, именно эта технология позволит драматично снизить затраты на использование электронной подписи, поэтому облачные технологии мы очень сильно поддерживаем.

Также мы поддерживаем повышение требований к удостоверяющим центрам, это то, что надо сделать очень быстро. И даже тот двухлетний период, переходный период, который сейчас предусмотрен в законопроекте, кажется нам слишком длинным, его надо сильно сократить, ввести эти нормы как можно быстрее.

Какие нормы нам кажутся дискуссионными? Это нормы о введении государственной монополии на выдачу ключа электронной подписи юридическим лицам, эти вопросы нужно ещё раз внимательно взвесить. Да, понятно, что есть желание ввести госмонополию там, где не удалось наладить эффективного контроля за многочисленными рыночными участниками, это с одной стороны. Но, с другой стороны, госмонополия рождает свои риски, риски, связанные с замедлением развития технологий при отсутствии конкуренции, с увеличением издержек, с необоснованным госвмешательством, поэтому нам кажется, что эти нормы нужно как следует обсудить.

Следующий слайд, пожалуйста. Электронный кадровый оборот. Есть сильный запрос у бизнеса и у компаний на повышение доли электронного взаимодействия, с одной стороны. С другой стороны, многие компании говорят: а мы не готовы, мы не готовы работать с этими рисками, мы не готовы работать с этими издержками, и граждане также говорят о том, что, нет, мы предпочитаем бумагу. И мы не можем это не учитывать при развитии законодательства во всех сферах, особенно в сфере электронного кадрового документооборота. Бизнес давно ведёт диалог с государством о предоставлении возможности кадровый документ вести в электронном виде. Эта сфера сейчас плодит огромное количество бумаги, именно в силу того, что в Трудовом кодексе нет прямой нормы, прямого разрешения...

Председательствующий. Добавьте время.

Попова А.В. Спасибо.

...о ведении документооборота, заключении трудовых договоров в электронном виде.

Нам, кажется, что пора принять эти нормы, все риски взвешены, обсуждены. И, к сожалению, регулятор сейчас ведёт себя очень консервативно: сделали один эксперимент, сейчас предлагают другой эксперимент. Нам кажется, что настало время на принятие общих норм, связанных с возможностью ведения кадрового электронного документооборота.

Мы видели соответствующий законопроект, инициированный депутатами, и с большим оптимизмом смотрим на его продвижение.

Следующий слайд, пожалуйста. Электронная трудовая книжка. Очень поддерживаем законопроект, совершенно правильное направление, освобождающее бизнес от огромных неэффективных издержек, очень правильное направление, когда это делается по согласию граждан. То есть если гражданин говорит о том, что мне нужна моя бумажная трудовая книжка, нужно оставить ему эту опцию. 

Но не нужно нагружать излишними издержками работодателя. Если граждан выбрал трудовую книжку, то не нужно заставлять работодателя хранить эту трудовую книжку, что сейчас записано в переходных положениях. Соответственно, переходные положения нужно ещё ко второму чтению внимательно обсудить, взвесить, чтобы убрать лишние затраты и убрать лишние риски.

Следующий слайд, пожалуйста.

Раз уж зашла речь о хранении.

70 тысяч квадратных метров архивного хранилища. 12 миллиардов документов. Это только цифра по "Сбербанку". Давайте умножим это на всю страну, какой объём неэффективных затрат мы получим, и как от этого избавляться.

Естественно, одномоментного перехода от бумаги на полностью электронное взаимодействие не произойдёт. Мы с вами ещё очень долгое время будем плодить бумагу.

Какой выход из этого положения?

Последний, следующий слайд, пожалуйста.

Это создание электронных архивов или так называемые технологии замещающего сканирования. О чём идёт речь? О том, чтобы вместо бумажного документа хранить его электронную копию. Мы очень приветствуем этот законопроект, мы принимали участие в его разработке. Единственные риски, которые здесь мы видим, существенное сокращение перечня документов, для которых будет возможна эта технология. Огромная сфера налоговых документов, бухгалтерских документов, да тех же трудовых документов, хозяйственных договоров, и не только в финансовой сфере, это нужно для всех. Нуждаются в этой технологии, поэтому ко второму чтению также прошу обратить на это внимание.

Коллеги, это я только на небольшом перечне остановилась в отведённое мне время. У нас очень большой перечень законопроектов, наработок, которые призваны стимулировать развитие цифровой экономики. И я уверена, что мы совместными усилиями ко второму чтению в Государственной Думе добьёмся, чтобы они были приняты в кратчайшее время.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо, Анна Владиславовна.

(Аплодисменты.)

Спасибо за то, что "Сбербанк" много делает, развивая именно цифровые технологии. Думаю, что коллеги все поддерживают эти разработки, и они нас продвигают в будущее, и что самое главное – позволяют клиентам самого "Сбербанка" пользоваться услугами, вашими разработками, которые облегчают общение с банком, устраняют очереди, да и многое другое позволяют делать так, что, не взирая на время года, погоду, дома можно выполнить все операции. Спасибо вам большое.

У нас будет выступление первого заместителя председателя Банка России Скоробогатовой Ольги Николаевны.

Вот, Ольга Николаевна, предоставляя вам слово, хочу обозначить один вопрос.

У больших корпораций есть инвестпрограммы. Мы с вами знаем, что "Сберегательный банк" – банк очень эффективно работающий, и большие доходы перечисляет Центральному банку. А вот как бы Центральному банку взять и стимулировать вот эти разработки, высокие технологии в будущее, тем более мы видим от них эффект? Наверное, это было бы неплохим решением и вкладом Центрального банка в развитие цифровой экономики. Я понимаю, что на этот вопрос вы вряд ли сейчас ответите, но если будет такая возможность, пожалуйста.

Коллеги, ещё раз, слово предоставляется Скоробогатовой Ольге Николаевне – первому заместителю Председателя Банка России.

Подготовиться Оливеру Чарлзу Хьюзу.

Пожалуйста.

Скоробогатова О.Н. Добрый день, уважаемые коллеги!

Несколько слайдов в помощь нашей дискуссии.

И спасибо большое за вопрос, Вячеслав Викторович, я постараюсь на него ответить, потому что действительно регулятор с точки зрения цифровой экономики живёт не в отрыве от банковского сообщества, а наоборот последние три года показывает, что мы именно совместными усилиями можем делать новые инфраструктурные решения, используя опыт как коммерческих игроков, так и технологических компаний.

Будьте добры следующий слайд.

Я хотела бы обратить ваше внимание, коллеги, что мы впервые в прошлом году как страна заняли третье место по проникновению финансовых технологий.

Максим Алексеевич сказал, что если смотреть в целом на цифровизацию по всем отраслям, то это шестое место. Но с точки зрения финансовых технологий, с точки зрения их доступности в крупных городах и в средних городах мы после Китая и Индии на 3 месте, до этого мы были в десятке, но никогда не поднимались столь высоко.

О чем это говорит? Это говорит о том, что и правительство, и государство, и регулятор делают все возможные решения, для того чтобы наши граждане верили дистанционным каналам, чтобы они могли ими пользоваться, и чтобы мы обеспечили их безопасность. Мы действительно за последнее время приняли с вами вместе, спасибо вам огромное, спасибо лично Вячеславу Викторовичу, несколько законов, которые позволяют развивать именно цифру в финансовой сфере. Это закон об удаленной идентификации, это закон о кредитных историях, которые можно теперь получать в электронном виде, это закон, способствующий развитию быстрых платежей в нашей стране.

Следующий слайд, будьте добры. Два слова, где мы сейчас находимся с точки зрения биометрической системы. Много было споров, потому что очень сложно действительно было найти то законодательное решение, которое, с одной стороны, давало бы возможность гражданам получать услуги финансовые в любом банке, с другой стороны, обезопасить их данные, потому что действительно все коллеги, выступающие до меня, обратили на это внимание, это ключевой вопрос – безопасность, безопасность, безопасность. Что бы мы с вами ни предлагали, это стоит на 1 месте.

В настоящее время 156 банков уже обеспечивают сбор в систему – это порядка 6 тысяч отделений, если точно, 5 тысяч 700. При этом мы должны до конца года расширить сеть, но самое главное теперь у нас – выводить услуги дистанционно во всех банках, которые участвуют в этой системе. И как параллельное направление мы бы хотели использовать биометрическую систему вместе с правительством, вместе с коллегами из Минцифры и в других отраслях, а не только финансовой, это и образование, это и госуслуги, это МФЦ. Вот, кстати, тот законопроект, о котором коллеги говорили, о нотариате, он тоже предусматривает возможность использования единой биометрической системы, чтобы гражданину не ходить, а можно было получить услугу удаленно.

Следующий слайд, пожалуйста. Один из ключевых проектов, который мы делаем с рынком, и буквально на прошлой неделе закон был подписан, – это создание инфраструктуры быстрых платежей. Ещё раз, Центральный банк никогда не занимается и не планирует заниматься коммерческой деятельностью, но использовать тот опыт, о котором вот сказал, например, Вячеслав Викторович, многих финансовых организаций, не только одной, потому что на самом деле у нас достаточно много организаций, которые имеют хорошие цифровые решения, на уровень страны – это наша задача. И вот та инфраструктура быстрых платежей, которую мы создали и развиваем, она направлена прежде всего на то, чтобы вне зависимости от того, где открыт счет, клиенты могли осуществлять переводы друг другу под ноль комиссии или минимальной комиссии, сейчас это 1 или 1,5 процента. Иногда это действует как заградительный тариф, так называемое "платежное рабство", мы хотели бы это исключить.

И следующим этапом мы запускаем в сентябре уже систему оплаты покупок. Много было дискуссий в том числе и на площадке Думы, что очень высокие комиссии для наших торгово-сервисных предприятий и что очень сложно им выживать, когда они переходят на безналичные расчеты. Вот как раз система быстрых платежей снижает эти комиссии в разы, и мы надеемся, что безнал у нас в стране будет расти, но при этом затраты торгово-сервисных предприятий упадут именно благодаря этой инициативе.

Следующий слайд, пожалуйста. Если говорить о цифровых проектах именно в рамках цифровой экономики, то я назову буквально ещё несколько помимо биометрии и системы быстрых платежей – это цифровой профиль, о котором сказали мои коллеги, это технология распределенных реестров и финансовые маркетплейсы. Всё вместе должно быть интегрировано между собой, чтобы действительно дать возможность бесшовных решений для рынка, дальше рынок уже должен выбирать для себя, каким образом и как он хотел бы их использовать.

И последний слайд, будьте добры. Какие приоритетные, на наш взгляд, для финансовой сферы законы? Меня радует тот факт, что мы совпадаем с точки зрения приоритетов, все коллеги назвали в принципе вот эти пять законов, шестой ещё, действительно, стоит особым порядком, но он тоже очень важный – это электронная подпись. Ещё раз, для нас очень важно принять законы о цифровых финансовых активах и краудфандинге – это распределенные реестры, это цифровое право, это возможность создавать новые инвестиционные программы для наших бизнес-компаний. Развитие механизма удаленной идентификации – готов к первому чтению, очень надеюсь, что мы с вами обсудим и сможем его принять в ближайшее время.

Анна сказала об электронных архивах и электронных документах. 

Критически важный закон для отрасли, для страны в целом, для отрасли финансовой – особенно, потому что те талмуды и те картинки с архивами, которые он показал, в целом есть по всему финансовому рынку, включая Центральный банк. И, конечно, мы тратим сумасшедшие деньги на то, чтобы это поддерживать, хотя могли бы хранить это в электронном виде.  И цифровой профиль, который позволит нам улучшить сервисы для гражданина с его согласия – это тоже один из законопроектов, на который мы хотели бы обратить внимание.

Возвращаясь к вопросу Вячеслава Викторовича, ещё раз хочу подчеркнуть, что то, что разрабатывает Сбербанк, разрабатывает "Тинькофф Банк", разрабатывают другие банки, мы, как регулятор, очень внимательно изучаем и обсуждаем с этими банками на площадке Ассоциации по финансовым технологиям. Многие из их наработок уже присутствуют в тех проектах, о которых я сказала, и мы, безусловно, предполагаем использовать наш совместный опыт в построении и иных инфраструктурных цифровых решений. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Ольга Николаевна. Дипломатичный ответ.

Понятно, что многие банки разрабатывают технологии и предлагают решения, вот сейчас как раз выступит председатель правления такого банка, "Тинькофф Банк", самый, наверное, высокотехнологичный частный банк. И здесь мы с вами не вправе обсуждать предложение, которое было высказано. Речь ведь идёт о банке, где 50 процентов прибыли перечисляется Центральному банку, учитывая, что Центральный банк является одним из учредителей Сберегательного банка. Поэтому мы об этом говорим.

А средства в этом случае можно было бы Центральному банку через адресную инвестиционную программу направлять на развитие сервисов, которые люди ждут. Это был бы реальный и такой серьёзный вклад в развитие цифровой экономики, тем более поддерживая те банковские структуры, которые показывают уже эффект и результат. И нам, в общем-то, если говорить с законодательной точки зрения, стоило бы подумать об этом, в том числе и в отношении частных банков. То есть вложения в новые технологии, вложения в цифровую экономику должны поощряться.

Пожалуйста, слово предоставляется Оливеру Чарльзу Хьюзу. Пожалуйста.

Господин Оливер Чарльз Хьюз. Спасибо большое.

Доброе утро! Я хочу коснуться одной темы, которая немножко другая от тех, которые мы слышали от Ольги Николаевны, это важные инфраструктурные проекты в области … Моя тема сегодня посвящена розничным инвестициям, то есть немножко в области … но не платежей.

Происходит тихая революция, вы просто, может быть, её не заметили, но вы заметите, потому рынок и потенциал рынка огромный. Последние два года мы видим огромный приток розничных инвесторов на рынок капитала. Почти 2 миллиона розничных инвесторов пришли на рынок через мобильные приложения и другие онлайн-сервисы, это мобильные приложения "Тинькофф", Сбербанка, ВТБ и других игроков на рынке. Почему это стало возможным? Ставки по вкладам снижаются, люди ищут дополнительные возможности сбережения инвестиций, прогрессивное регулирование и дистанционное открытие инвесторских и брокерских счетов.

Но самое главное, появились понятные и доступные интерфейсы, это онлайн-сервисы и мобильные приложения. Благодаря интеграции с биржами появился доступ к широкому набору финансовых инструментов. Благодаря развитию искусственного интеллекта появились робоэдвайзеры, которые дают персональные советы. Это всё повышает информированность и защищённость потребителей.

Почему развитие этого сегмента важно для экономики и цифровой экономики России? Это новые инструменты сбережения инвестиций для населения, раньше они были доступны только профессиональным трейдерам и очень состоятельным людям, это развитие культуры, долгосрочное управление личными финансами. Это повышает персональную ответственность за своё будущее. Розничные инвесторы станут драйвером развития рынка капитала, а, как мы знаем, рынок капитала в России, к сожалению, он недоразвит. Розничные инвесторы и как мы знаем, рынок капитала в России, к сожалению, он недоразвит, ... станут новым источником длинного и дешевого фондирования для развития бизнеса.

Когда речь идет о новой группе инвесторов, важно обеспечить их защиту. По этой причине был разработан законопроект о категоризации инвесторов. Мы, как и многие участники рынка сегодня представлены и поддерживаем его, в то же время у рынка есть опасения по ограничениям, которые он предлагает установить.

Законопроект разделяет инвесторов на четыре категории: от неквалифицированных и особо защищаемых до профессиональных квалифицированных инвесторов. По умолчанию все инвесторы попадают в категорию особо защищаемых, набор инструментов этой категории сильно ограничен. Если закон будет принят в текущем виде, это затормозит и, возможно, остановит развитие этого молодого и полезного сегмента. Хочу поделиться нашими предложениями.

Первое. Новые инвесторы - это, как правило, действительно неквалифицированные инвесторы, многие из них начинают свои инвестиции с небольших вложений в облигации и акции известных международных компаний, более 60 процентов из них потом покупают бумаги российских эмитентов. Предлагаем сохранить доступ неквалифицированных инвесторов к международным финансовым инструментам ... на российских площадках.

Второе. Предлагаем заменить экзамены на обязательные уведомления инвесторов о рисках. Если инвестор хочет купить ценную бумагу и понимает и принимает эти риски, предлагаем не ограничивать его в таком праве. Опыт показывает, что если мы его ограничиваем здесь, он пойдет и купит в другом месте, где он совершенно не защищен.

Третье. Предлагаем снизить требования к сумме активов инвесторов. В соответствии с законопроектом инвестор может покупать акции иностранных эмитентов, если у него на счету, как минимум, 400 тысяч рублей. Это высоко. Предлагаем снизить этот порог до 160 тысяч рублей. Заканчиваю.

Председательствующий. Добавьте время.

Господин Оливер Чарльз Хьюз. Благодаря своим технологическим преимуществам Россия является одним из мировых лидеров цифровизации ... сервисов инвестиционного рынка, но этот процесс только начался. Введение избыточного регулирования на молодом и полно растущем рынке может привести к его стагнации и перетока клиентов в другие юрисдикции. Спасибо вам за ваше внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Коллеги, мы говорили о развитии, но любое развитие сопровождается таким вопросом, как безопасность.

Давайте послушаем Ярных Андрея Юрьевича - руководителя стратегических проектов Лаборатории Касперского. А затем Шмакова Михаила Викторовича. Позиция восприятия этого всего населением, членами профсоюза, да, Михаил Викторович? Хорошо.

Пожалуйста.

Ярных А.Ю. Добрый день. У меня тоже есть презентация, я надеюсь, ее выведут на экран.

Большое спасибо, во-первых, за возможность выступления. У меня презентация "Цифровая экономика умная, но уязвимая". Я надеюсь, она все-таки появится. Если не появится, я расскажу просто на словах, на самом деле, что я хотел рассказать.

Значит, основной тезис заключается в том, что развивая информационные технологии, развивая инфраструктуру, мы, так или иначе, столкнемся с тем, что инфраструктуру необходимо защищать. Это приблизительно, ставя аналогию с развитием цифрового сада, надо понимать, что без цифровых вредителей вряд ли обойдется и полагать, что, развивая информационные технологии, урожай не будет съеден зловредами, это довольно наивно и практика показывает, что обычно без зловредов не обходится.

Если рассматривать с точки зрения промышленных компьютеров, то в целом доля зараженных компьютеров, это статистика по всему миру, подвергшихся атакам за прошлый год составляла не менее, чем 21 процент атакованных промышленных компьютеров. В России ситуация была еще даже несколько более худшая, до 47 процентов промышленных компьютеров подвергались атакам, подвергались такому зловредному воздействию и это, в принципе, такой определенный тренд, и нет оснований полагать, что с развитием цифровизации ситуация будет как бы улучшаться.

По географии разные страны. Да, вот моя презентация. Пожалуйста, следующий слайд. И ещё следующий. Вот этот, да. Тот предыдущий я уже рассказал на словах.

Здесь видно то, что практически ни одна страна не стоит в стороне с точки зрения промышленной и информационной безопасности. Злоумышленники атакуют практически по всем странам. И география ширится независимо от проникновения IT в инфраструктуру.

Пожалуйста, следующий слайд.

Несколько примеров. Здесь довольно мелко, поэтому я просто прочту. Это статистика, которая была по зашифрованным городам, по зашифрованной инфраструктуре. В Соединенных Штатах были такие кейсы, когда 7 мая был атакован Балтимор в Соединенных Штатах. Вымогатели просили выкупы в биткоинах. Администрация города не пошла на этот выкуп. И они понесли ущерб в размере 18 миллионов долларов. После этого состоялось ещё несколько подобных атак на разные города Соединенных Штатов. В некоторых ситуациях администрация была вынуждена идти на выплату выкупа, что на самом деле стимулирует и развивает злоумышленников и показывает им, что зачастую инфраструктура перед ними беспомощна и уязвима. Поэтому, скажем так, таких примеров достаточно много. Потому что большинство атакованных зашифрованных компьютеров инфраструктуры в большинстве своем не рассказывают про свои негативные кейсы. Они остаются в тайне, и злоумышленники, как правило, получают выкуп безнаказанно.

Следующий слайд.

Мы проводим регулярно некоторые учения. В данной ситуации показан взлом электроподстанции. Это было несколько лет назад, когда разным группа хакеров предложили реальную инфраструктуру. То есть подняли на стенде реальное программное обеспечение, поставили реальную защиту, которая есть на электроподстанции и предложили им на время взломать эту инфраструктуру. К сожалению, справились обе команды. Причем, наиболее травматично было то, что группа специалистов, которая владела навыками защиты, справилась за 3 часа. А те, которые не владели – за 5. И надо понимать, что с точки зрения атаки это было травматично. 

Пожалуйста, следующий слайд.

Если получится, запустится.

Вот то, что произошло. Спасибо.

И можно сразу к следующему слайду, потому что в принципе я уже заканчиваю, у меня остается немного времени.

Председательствующий. Добавьте время.

Ярных А.Ю. К сожалению, инфраструктура  действительно уязвима. К сожалению, действительно есть серьезные проблемы. И, на наш взгляд, некоторые решения лежат в той плоскости, что необходим комплексный подход и координация всех программ развития цифровой экономики не в том смысле, что есть отдельно информационная безопасность, и этим ограничиться, а в том, что фактически она является обязательным элементом, наверное, каждой программы развития, каждого элемента развития, особенно инфраструктуры. Потому что там лежат наибольшие риски.

Понятно, что антивирус является важным элементом защиты, но далеко недостаточным. Требуется необходимый комплекс мер, среди которых нужно думать и о таком понятии, как кибериммунитет. Неслучайно мы это понятие у себя сейчас вводим достаточно активно. В него входит большой спектр организационных мероприятий, организационных и программных, связанных с тем, что инфраструктура  должна полагаться в большей степени на отечественное антивирусное ПО, обладать определенными инфраструктурными элементами защиты, которые будут на уровне иммунитета противостоять тем заражениям, тем потенциальным угрозам, которые сейчас развиваются. Они, понятное дело, что в динамике. И особенно это будет актуально применительно к развитию сети 5G, которая придет в каждый дом. И фактически угрозы будут масштабироваться и умножаться в значительной степени.

Ну и в финале я хотел бы сказать, на самом деле слайдов больше нет, хотел бы сказать, что с точки зрения программы цифровой экономики надо понимать, что в общем бюджете всей программе цифровая экономика составляет полтора процента от всего бюджета, распределённого в нашей среде. Поэтому, к сожалению, заголовок, который я вначале озвучил, - это цифровая экономика умная, но, возможно, уязвимая, к сожалению, может оказаться справедливым. Спасибо. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Андрей Юрьевич. Спасибо.

Слово предоставляется Шмакову Михаилу Викторовичу, председателю Федерации независимых профсоюзов России, подготовиться Зюганову Геннадию Андреевичу.

Шмаков М.В. Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые участники  слушаний!

Я первое, что я хочу сказать, что профсоюзы выступают, безусловно, за прогресс развития нашей страны, техники, цифровизации и вообще за внедрение самых новых технологий. И мы поддерживаем общую идею о том, что Россия должна стать лидером всех передовых технологий развития искусственного интеллекта и так далее.

Именно поэтому мы поддержали в рамках Российской трёхсторонней комиссии, когда обсуждался вопрос, законопроект, который будет внесён правительством в парламент, - это формирование среднетрудовой деятельности в электронном виде. То есть это речь идёт об электронных трудовых книжках.

Мы согласились с этим законопроектом, поскольку там предусмотрен, в том числе, переходный период до 2021 года. И за этот год, за 2020-й, за вторую половину 2019 года, можно будет наработать некую информацию о том, как это будет делаться.

Вместе с тем я сейчас выступлю с консервативных позиций, потому что планов громадьё. И они прозвучали и в выступлении Максима Станиславовича Орешкина, и в выступлении Константина Дмитриевича Носкова, и в выступлениях представителей банков, в частности, Сбербанка, как наиболее активного актёра, актора на этом рынке, но здесь есть много вопросов.

Первый вопрос. Кстати, лаборатория Касперского сейчас выступала передо мной. Мы полностью согласны с её определённым скепсисом о том, что защита электронных данных нуждается в существенном улучшении. Потому что она не отработана сегодня, недостаточна, есть мошенничество, мы знаем все эти случаи. Но тем не менее безопасность – это главное всей этой цифровой экономики. И более того и должна быть предусмотрена безопасность от физических воздействий. Я не имею в виду перерезание проводов, а, например, электромагнитный импульс, который может быть как искусственного происхождения, так и естественного происхождения, который обнулит память всех электронных гаджетов, устройств, серверов и так далее. Не поможет даже водный слой Московского моря от серверов налоговой службы.

Поэтому это безопасность. Пока не будет безопасности, факультативно можно, безусловно, не факультативно, а продвигать и развивать. Но, не решив этот вопрос, мы не уйдём никуда, в том числе, и в электронном документообороте и, прежде всего, для нас важном электронном документообороте по трудовым отношениям.

И доверие. Если эта система, которая сейчас будет вводиться, я, прежде всего, имею в виду кадровый документооборот по трудовым отношениям, если она будет нормально работать, то это, как атавизм, само отомрет стремление граждан иметь бумажную Трудовую книжку.

Ну а что касается утверждения о том, что бумаги горят и тонут при наводнениях, то при этом часть этих бумаг спасается в отличие от того, когда электромагнитный импульс обнулит всё.

Кроме всего прочего вот прозвучало о том, что сейчас готовится и вносится законопроект по защите юридической значимости данных, но нет решения на сегодняшний день, что является доказательством в суде в случае трудовых споров. Я надеюсь, как это было заявлено, что в этом будущем законопроекте это будет прописано, но тем не менее пока этого нет, говорить о полном переходе на цифру в трудовых отношениях не приходится.

Ну и поэтому, вообще-то, в целях безопасности мы бы считали, что параллельный бумажный документооборот надо сохранить, несмотря на все те издержки, которыми здесь пугали. Ну они есть и есть, эти издержки. Они пополняются, эти хранилища бумажных документов, не так быстро, и тем не менее. А когда отработана будет система надёжно, безопасно и с доверием все, и население, и граждане, работающие, и бизнес будет к этому относиться, тогда, конечно, это даст существенное развитие и повышение производительности труда и вообще развитие нашей экономики, что позитивно и всем приветствуется и сегодня.

И в заключение хочу сказать, что почти 200 лет назад баснописец Крылов написал такие строки: дуги гнут с терпением, а не вдруг. Ну сегодня Крылов не моден и его басни не читаются ни на концертах, нигде, наверное, просто много узнаваемости в этих баснях, но тем не менее...

Председательствующий. Добавьте время.

Шмаков М.В. ... некоторым заветам надо следовать.

Спасибо.

Председательствующий.  Спасибо.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Зюганову Геннадию Андреевичу, руководителю фракции Политической партии Коммунистическая партия Российской Федерации в Государственной Думе.

Подготовиться Клименко Герману Сергеевичу.

Зюганов Г.А. Уважаемые коллеги! Товарищи!

На прошлой неделе по инициативе Председателя Думы прошел второй Международный форум парламентариев. Говорят о том, что есть какая-то изоляция, но приехало 132 страны, 43 председателя. Что меня больше всего поразило, в трех темах, которые раньше доминировали, вдруг оказалась четвертая, обычно говорите о терроре, о сохранении природы, о борьбе с бедностью и вдруг почти все заговорили о цифровом суверенитете.

На мой взгляд, неслучайно мы сегодня эти представительские слушания проводим именно по этой теме. Хочу прямо сказать, что эта тема мало изучена, она ощущается каждым, в том числе, ее достоинство и огромной опасностью.

Сегодня умный дом расскажет обо всех ваших основных привычках, умный холодильник скажет о ваших пристрастиях, пылесос даст, вернее робот-пылесос даст полную картину вашей квартиры, а ваш телефон доложит, где вы находитесь, с кем беседуете и о чем вы думаете, в сумме это рождает новый тип поведения и новую форму эксплуатации. Если раньше эксплуатировали природу, ваши физические и интеллектуальные возможности, сейчас будут эксплуатировать вашу поведенческую природу и ее будут программировать. Отсюда мы стоим перед принципиально иной реальностью, с которой раньше не сталкивались. Весь вопрос в том, кто будет определять технологии, формулировать программы и кто будет управлять этим процессом. Кто быстрее ответит на эти задачи, тот и будет править и вы ничего не сделаете никакими законами, никакими запретами. Перед нами стоит большой вызов, он стоял в 20-е годы, когда нам надо было хотя бы догнать, мы решили эту задачу, мы перед войной создали лучший станочный парк, воспитали лучших командиров и блестяще образованного солдата – это стало основой Победы. Мы перед войной одержали три победы – над временем, пространством и за единством страны.

Если сейчас мы не одержим на этом фронте очередную победу, нами будут управлять другие и они довольно и исправно это уже делают, треть главных стратегических ресурсов находится на нашей территории и нас никто не оставит в покое. Президент об этом сказал в одном и втором Послании, продемонстрировал возможности нашей защиты и безопасности, но в информационном плане мы по-прежнему голенькие как на витрине магазина и здесь нам диктуют свои условия, мы должны честно об этом сказать.

Я вот обращаюсь к руководителям правительства следующим. Дума накануне формирования нового бюджета на ближайшую трехлетку. Вы сейчас довольно бойко рассказывали о том, что есть прогресс, есть продвижение. Да, отчасти есть. Но информирую вас, по вашим программам в 2014 году были сформулированы ключевые задачи. Как они реализуются? По сути дела, по НИОКРам произошел не прогресс, а погром. С 2014 года сокращение статей "экономическое развитие", "инновационная экономика" минус 16 процентов, космическая деятельность минус 20 процентов. Даже завод ключевой Хруничева сидит в долгах, 80 миллиардов долгов, и вы никак не наберётесь мужества списать и готовить суперсовременные кадры. Развитие авиационной промышленности, все почти самолёты иностранные – минус 40 процентов. Атомный комплекс – минус 66 процентов. Повышение конкурентоспособности и промышленности – минус 95. Похожая картина и в медицинской промышленности – минус 36.

Или мы принимаем принципиальные решения и вкладываем в базовые отрасли, которые определяют инновации, или мы полностью заваливаем Послание президента и будем не в пятёрке, а будем 15-е, пропустим ещё вперёд три страны, сейчас мы 11-е. Это вопрос нашего исторического выживания и вопрос, в том числе, освоения цифры и участия в цифровой революции.

Что касается президента. Прекрасно поставлены задачи. Мне казалось, после этого рванём в станкостроении, без чего невозможно робототехники, в искусственном интеллекте. Мы имеем такую возможность, у нас шикарная математика, великолепная. Я который раз заявляю, я у Билла Гейтса увидел свою лучшую школу по математике, я матанализ в университете преподавал. Они говорят: с удовольствием многие вернулись, но куда? Вношу пятый раз предложение: давайте примем закон, по которому этим людям создаём суперльготные условия вместе с семьями, и они к нам приедут, они привезут новые технологии, прекрасные программы и нам помогут двинуться резко вперёд. Китайцы это решили своей ракетно-космической техникой и ядерной тоже, поэтому мы обязаны это решить.

Беру роботы – ну, без этого мы не можем двигаться, это есть основа всего, вы показывали сегодня. Но сообщаю вам, Южная Корея на 10 тысяч работающих – почти 500 уже, Китай – уже 40, а у нас 2 и топчемся. Решение есть, и мы можем, обязаны решить. Но здесь возникают триединые задачи: рост экономики, благосостояние граждан и технологический прорыв. Они должны решаться в сумме и вместе.

Вы можете иметь электронный паспорт, электронную трудовую книжку, но если у вас нет работы и у вас средняя зарплата 20 тысяч, какой вы потребитель и куда вы что можете сдвинуть?

Господину Орешкину, вам президент поставил выйти на мировые темпы 3,5 процента, у вас по полгода 0,7. Если отбросить сырьевую, то промышленность будет минус 1. У вас, под вами сейчас статистика, вы долго считали, я вот посмотрел, успели посчитать, но меня это не радует нисколько, тогда давайте решать эту проблему. Мы же вам предложили 12 законов, бюджет развития в 25 триллионов, перепланировать...

Председательствующий. Добавьте время.

Зюганов Г.А. ...основные финансы, которые должны быть направлены на то, чем мы сегодня занимаемся. Хотите науку – минимум 2 процента от ВВП, хотите здравоохранение – минимум 7 процентов, хотите образование – примерно столько же – 7 процентов. Но мы-то топчемся вообще в два, в три раза меньше.

Говорят – денег нет. Вам сообщаю, я думаю, на меня не обидятся. Взял и посмотрел нашу олигархию, на которую никак рука у Думы не поднимется наложить нормальный налог, нормальный, никто не требует заоблачный.  Три главных олигарха прибавили в этом году, в этом году, за счёт конъюнктуры цен 840 миллиардов. Статья "наука" – меньше, "образование" – меньше по программам президента. Ну, кто нам не даёт принять разумные решения? Я думаю, и они будут довольны, потому что разлом в обществе нарастает, качество кадров улучшается, социальное самочувствие тоже, и никакая наша цифра тут не спасёт. Цифра должна нам помочь решать эти проблемы. Отсюда надо их выгнать немедленно палкой из школы. У нас начальная школа идёт в первой пятёрке, восьмилетка – то же самое, а с 9 класса мы провалились на 50-60-е места. Смолин здесь, в этом зале, уморился это объяснять. Готов закон "Образование для всех", готово уникальное, суперучебное предприятие имени Алферова, где школа, наука, таланты, вместе с современными технологиями, академии объединены. Я не могу никак отбить это предприятие, чтобы его снова не продали после ухода из жизни гения.

Готовы народные предприятия. Вот 13-го проводим общероссийскую акцию – защитить Совхоз Ленина, который стал лучшим в стране, несмотря на все россказни и прочее.

Поэтому мы должны в сумме объединить и науку, и технологии, и цифровую революцию, и качество жизни граждан, тогда мы получим искомый результат.

Спасибо вам, что вы боретесь за это. Удачи всем! (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Геннадий Андреевич.

Слово для выступления предоставляется Клименко Герману Сергеевичу, руководителю совета Фонда развития цифровой экономики.

Подготовиться Цыганову Андрею Борисовичу.

Клименко Г.С. Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Если бы искусственный интеллект прослушал сегодняшнее заседание, вот до этого момента он бы сделал вывод, что самое основное в искусственном интеллекте и в цифровой экономике – это трудовые книжки, архивы и искусственный интеллект, немножечко политики ещё, да?

Я бы хотел заметить, что, ну кто-то должен это сказать: сегодняшнее заседание идёт больше, и мы путаем цифровизацию экономики и цифровую экономику. Внедрение самых лучших технологий в разные отрасли экономики  - это, конечно, здорово, но вот развития цифровой экономики нет. 

С начала сегодняшнего заседания было обращено внимание, что зал сегодня необычный, он действительно необычный, но по другому параметру: здесь сидят представители старой экономики, назовём это условно, Газпром и новой экономики Yandex. Вы все слышали выступления правительства, все слышали выступления Yandex, скажите пожалуйста, а можно ли ожидать между ними договорённости? Можно ли взять хорошие виски и хорошее вино, смешать и получить хороший напиток?

Основной вопрос цифровой экономики – это самое главное, кто будет отвечать за её развитие: условный Газпром или условный Yandex? Лично я бы доверил Yandex, пока у нас, в общем-то, мы видим Газпром и то, что мы наблюдаем, честно говоря, мне не очень нравится.

Проблема вот в чём, кто пишет законы? Если мы говорим лучшее из лучших, кто-то же должен писать "дорожные карты", программы по развитию искусственного интеллекта, я недавно читал, кто пишет. Лучшее из лучших уходит сразу в Google, худшее из лучших уходит в Yandex и потом опять уходит в Google. Остаются худшие, где та же категория: лучшие из худших идут в Интернет и государству достаются, в общем-то, такие твёрдые кадры, которые пишут те программы, которые мы потом собираемся исполнять.

В этом плане нашей индустрии не очень повезло и мы наблюдаем это на примерах, когда государство пытается куда-то активно входить. Пример спутника поисковой системы показал, что, в общем-то, извините, государство вряд ли в состоянии что-то сделать само.

И здесь возникает большой вопрос, кто должен доверять компетенции? Вот сегодня Максим Алексеевич говорил о том, что скорость важнее, не скорость должна быть приоритетом, а качество.

Ну давайте честно скажем, когда правительство хочет поручить Росатому развитие куска цифровой экономики? Оно хочет получить корпорацию, у которой главное слово "надёжность" – это значит, что (я работал в Росатоме в своё время) "надёжность" главное слово. Это значит, что ни в коем случае нельзя шагнуть вперёд лишь бы что-то не произошло, получить то, что ассоциируется со словом "скорость".

Вот есть Yandex, в Интернете ходит прекрасная раскраска о 36 кладбищах Yandex, то есть убитые проекты. Почему они были убиты? Это прекрасная история. Цифровая экономика – это то, что мы сделали, стартанули, вовремя закрыли, пошли дальше. У нас есть огромные в этом плане противоречия.

О чём я хотел сказать. Во всей нашей цифровой экономике больше всех не повезло двум направлениям и двум секторам – это образование и медицина. Люди взрослые, мы понимаем, что процветание государства, его основа зависят не оттого, как у нас хранятся архивы, я с безумным уважением отношусь к тому, что делает Yandex, к тому, что делает Сбербанк, к тому, что делает Центральный банк, не в том, сколько у нас трейдерских компаний, а в том, какое количество образованных людей мы получаем? Это образование. И медицина, кто нас  лечит?

Извините, я хочу вам сказать хорошую новость: мы живём дольше, но где-то, когда мы говорим о цифрах, мы всё время забываем, что у нас просто 8 миллионов человек в стране, которые живут в своих квартирах, которые просто требуют постоянного ухода, мониторинга, прочих разных историй.

Но нам очень удобно: цифровая экономика позволяет построить потёмкинские деревни. Как раньше были потёмкинские деревни: домик и картиночка, вот с этой картиночкой мы посмотрели, а цифровая экономика позволяет летать бесконечно. Мы тратим время на диалоги, они существенны.

По большому счёту, я занимаюсь медициной всё это время. Когда ещё со времён Интернета было, четыре года назад называлось – это Интернет-экономика, потом это плавно превратилось в цифровую экономику и тогда же ещё говорили о том, что неприлично, когда у нас программное обеспечение сертифицируется годами. Просто попробуйте сдать искусственный интеллект в Росздравнадзор.

Сегодня же говорили о том, вы слышали, что у нас голосовые помощники в медицине, слушайте, ну кому мы это будем рассказывать? Не один программный продукт пока ещё не сертифицирован в Росздравнадзоре. Я вас уверяю, если ничего не изменится, не будет.

В этом плане большая проблема. Когда я читаю лекции в Сечинском университете, на своей кафедре, где я преподаю студентам, они всё верят в первичный приём, они сразу чипированы. Я им говорю: дети, а сколько у нас населённых пунктов? Они не знают. Я говорю: больше 100 тысяч. А сколько врачей-урологов? 8 тысяч. Как это всё может быть...? У нас нет выбора, как куда-то двигаться. 

Но каждый раз, когда возникает вопрос, товарищи, допустим, сегодня приводился пример сертификации в Америке, которая занимает там два дня, у нас это занимает несколько лет, у нас программное обеспечение должно сертифицироваться также быстро. Если мы этого не сделаем, это в первооснове, никакой цифровой медицины у нас не будет. То же самое касается дистанционной торговли лекарствами, то же самое касается безбумажных технологий.

Не надо изобретать велосипеды, Москва начала выписывать людям по электронной почте анализы. Для этого не нужно законодательство, не надо перекладывать на законодателя работу правительства.

Мне кажется, что нам не нужно строить большие программы, не нужно строить большие вещи. Надо брать конкретные истории и конкретно их делать.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Герман Сергеевич.

Слово предоставляется Цыганову Андрею Борисовичу – сопредседателю Всероссийского общественного движения "Комитет по защите персональных данных".

Подготовиться Жириновскому Владимиру Вольфовичу.

Цыганов А.Б. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые участники парламентских слушаний!

Ключевым элементом цифровой экономики являются персональные данные граждан, которые общаются в государственных информационных системах и по факту уже не зависят от своих владельцев. Объём собираемой информации постоянно увеличивается, а значит, увеличиваются и возможности всевозможных манипуляций.

Все мы знаем про нормы Конституции о защите тайной частной жизни, нормы 210-ФЗ о госуслугах, гарантирующие возможность получения всех услуг в бумажной форме, статью 5 закона "О персональных данных", запрещающую объединение разнородной информации в одной базе, наконец, позицию президента, давшего от 26 апреля 2017 поручение правительству "О минимизации собираемых персональных данных и локализации их по месту возникновения таких данных". Это поручение до сих пор не исполнено. Наоборот, у нас отсутствуют механизмы, предусмотренные законом.

Так 482-й закон "О биометрической идентификации" предусматривает добровольность вхождения в ЕСИА. Однако по фактам многие банки, в том числе присутствующий здесь представитель "Сбербанка", сотовые операторы вроде "МТС", они отказывают в обслуживании людям, которые не желают проходить биометрическую регистрацию. Особо сильное давление оказывается на зависимые категории населения, в частности, военнослужащих и бюджетников. Нам неоднократно уже приходилось сталкиваться со случаями, когда отказ о сдаче биометрии приводил к увольнению из воинских частей и военных вузов.

Аналогичная ситуация со СНИЛС. Руководители школ, вузов, работодатели, банки, поликлиники, органы местного самоуправления повсеместно отказывают в обслуживании гражданам, не имеющим СНИЛС, хотя действующий ГК называет основным идентификатором человека его имя, фамилию и отчество, а не номер СНИЛС или учётную карточку в ЕСИА. А в Санкт-Петербурге бюджетникам фактически навязывают так называемую единую карту петербуржца, которая одновременно является и идентификатором, и платёжным средством.

Между тем значительное количество россиян отказывается сдавать биометрические данные, использовать СНИЛС по религиозным соображениям. Кстати, не только СНИЛС, но и другие идентификаторы.

В недавнем заявлении правового управления РПЦ по поводу 48-го закона о СНИЛС говорится, что если граждан не получил такой номер и ему не открыт лицевой счёт, он не вправе получить пенсию и социальную поддержку. Тем более недопустима реализация озвученных, в том числе и в этой аудитории, планов правительства принудительного введения цифровых профилей граждан, электронных паспортов без бумажной альтернативы.

Наряду с религиозными чувствами верующих данные инициативы угрожают личной и государственной безопасности. Одобренный правительством законопроект о цифровом профиле предусматривает, что состав данных, входящих в цифровой профиль определяется не законом, а правительством, а значит, может включать любую информацию из 152 существующих ныне государственных информационных баз. При этом банки и сотовые операторы получают право подтверждать верность идентификатора, то есть включаются в государственную систему электронного взаимодействия, что может породить утечки персональных данных.

Если госструктуры собирают информацию о гражданах с помощью защищённых от выхода в Интернет мультисервисных телекоммуникационных сетей, то коммерческие компании обмениваются информацией через "облачные хранилища" в сети Интернет, которые практически полностью работают на импортом программном обеспечении и "железе", что, кстати, подтверждают паспорт проекта "Цифровая экономика", там, по-моему, больше 95 процентов на сегодняшний момент импортного пула.

Таким образом, большие объёмы персональных данных могут оказаться в руках людей, которых никто не уполномочивал и на чью деятельностью мы не можем повлиять.

Статья 2 законопроекта о цифровом профиле говорит, что субъект персональных данных даёт согласие на их обработку, отзывает такое согласие в форме подписанного документа усиленного электронной подписью. А что делать гражданам, которые не хотят или не могут завести электронную подпись, тем более в свете последних скандалов с кражами квартир, в частности, в Москве с помощью поддельной электронной подписью?

Ссылки наших оппонентов на то, что все наши данные и так известны "Яндексу"  и социальным сетям, представляются несостоятельными. У нас есть большая категория людей, которые защищаются от сбора информации коммерческими компаниями, это военнослужащие, офицеры спецслужб, секретоносители, которым запрещено иметь смартфоны, и они ограничены в активности в социальных сетях.

Создание единых государственных реестров населения обязательных для всех цифровых профилей и электронных паспортов убийственно для безопасности этих людей, а значит, и для государства.

Наконец, хотелось бы сказать пару слов про опасность злоупотребления искусственным интеллектом.

Федеральный проект "Цифровое госуправление" предусматривает, что к 31 декабря 2020 года человек должен быть исключен из процесса принятия решения при предоставлении приоритетных услуг, то есть сейчас мы, приходя в органы государственной власти, имеем дело с человеком, которого можно убедить, обжаловать его действия и так далее, а в новой цифровой реальности все решения будут приниматься искусственным интеллектом, алгоритм которого, как было показано вот только что предыдущими ораторами, закладывается в основном не в России.

Наше общество в массе своей придерживается традиционных ценностных установок, которые сильно отличаются от ценностей разработчиков программ искусственного интеллекта, поэтому для людей, которые отстаивают свое мироощущение, велик риск оказаться выкинутыми из жизни по обвинению, например, в экстремизме. И это не говоря о том, что, по оценкам экспертов рынка, тотальное внедрение искусственного интеллекта уже в ближайшие годы оставит без работы миллионы россиян, что также не добавит устойчивости политической системе. Странно, что об этом мы не услышали от представителя профсоюзов.

Полагаю, что граждане должны получить гарантированную законодательную традиционную альтернативу нецифрового взаимодействия с государственными и коммерческими структурами, что и было, кстати, предписано в Стратегии развития информационного общества. У наших юристов общественных организаций подготовлены конкретные законопроектные предложения по защите персональных данных граждан, которые мы направляем в рабочую группу Государственной Думы, поэтому... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Спасибо, Андрей Борисович.

Слово предоставляется Жириновскому Владимиру Вольфовичу, руководителю фракции политической партии ЛДПР в Государственной Думе.

Подготовиться Бегтину Ивану Викторовичу, директору АНО "Информационная культура".

Жириновский В.В. Я всегда слушаю, все хорошо выступают, но вывод не делают. Вот последний выступающий правильно говорит, что некоторые отказываются давать свои данные, да? А кто-то от прививок отказывается, и что мы будем делать? Значит, люди будут болеть, потому что рядом ребенок непривитый, или данные не сдал свои и контролировать ситуацию не может ни в финансовой сфере, ни в другой.

Предложение какое? У нас огромная страна. Давайте им заранее предлагать переехать в другие регионы России, где не будет прививок и не будет необходимости сдавать данные, дать им топоры, деревянные счеты и пусть возвращаются в первобытнообщинный строй. Такое может быть вполне, потому что какая-то Агафья сидит до сих пор в Сибири где-то, ничего у неё нет: ни телевизора, ничего, одна, все уже умерли.

Это риски, конечно, для общества. Так же, наверное, риски, как если, допустим, мы перейдем с вами к цифровой экономике или вот товары через Интернет, то когда будут отсутствовать таможенные пошлины и НДС, мы же будем проигрывать, их товары будут дешевле, больше и лучше, это тоже для нас риск.

Но тем не менее цифровая экономика – это возможность сделать шаг вперед, догнать. Вот, наконец, мы можем догнать всех, ибо в этой сфере мы занимаем достойное место, это можно сделать и стать, так сказать, передовой страной. Это вот то, о чем мечтали коммунисты, чтобы было общество, где будет изобилие, где будет новый человек. Вот сейчас это будет, в середине XXI века, не завтра, значит, мы с опережением пришли на 150 лет, с опережением, и поэтому не получилось, идеи хорошие были, люди были замечательные, но рано начали и не в ту сторону пошли. Поэтому здесь как раз цифровая экономика позволит сделать то, о чем мечтало все человечество.

50 процентов всех процессов будут автоматизированы. Обучать надо, в каждом экономическом вузе должно быть отделение цифровой экономики. Вот выбор профессии: кто сейчас пойдет на цифровую экономику, они через 20–30 лет будут самыми богатыми и культурными. Но это же от родителей, зависит от них, от родителей, куда направить.

В 60-е годы нам говорили, мы строим коммунизм (я имею в виду 1965-й), и профессия юриста будет не нужна. Я сижу, слушаю, не нужна, все, буду на другой факультет поступать. Оказалось, нужна, поторопились. А вот цифровая экономика, она поможет, это очень хорошая. А с другой стороны, исчезать будут те профессии, и сегодня, наверное, не надо думать, чтобы стать там диспетчером, турагентом, нотариусом, переводчиком, диагност, почтальон, курьер, машинист, инспектор ГИБДД, уже камеры стоят, скоро там вообще человек не понадобится, хотя и там могут быть ошибки, и это вот проблема.

Вот представитель "Тинькофф Банка" сказал насчет, правильная позиция его, мелкие инвесторы, вот это правильно, как и мелкие производители в сельском хозяйстве. То есть все латифундисты захватили все земли, собирают всю прибыль и за границу, а мелкий производитель, он заработает немножко, он всё вложит в себя, как и мелкий инвестор в финансовой сфере. То есть надо убрать монополии, то есть на Западе борются с ними, а мы наоборот им дали возможность подняться, у нас их не было, это было достижение советского периода: никаких монополий и никаких сверхбогатых. Но мы это вот, как бы снова пошли не тем путем, и снова заложили нам неправильную программу перехода к капитализму, неправильную, с тем, что мы вот и сегодня мучаемся из-за этого.

40 процентов найдут работу через 30–40 лет, все, наша молодежь, 1 миллиард молодых людей, только 40, а что будут делать 600 миллионов? А в Китае их может быть до 1 миллиарда, а они у нас на границах все сидят. Об этом вот подумали мы, что будем делать? Это ведь не Пекин их просит двигаться куда-то ради куска хлеба, они будут видеть, рядом богатая страна Россия.

Так что здесь что ещё можно сказать? Различия в динамике цифровизации – это тоже создаст новые миграционные потоки. Что будет с Европой? Она погибнет. Демократия такова сейчас, что она не сможет остановить дополнительные миллионы и миллионы мигрантов. Африка, африканизация Европы произойдет, да, а в конечном итоге эта вот резкая цифровизация, она превратит мир в пороховую бочку. Мы об этом подумали? Вы помните, что делали английские ткачи, когда появились первые станки? Они их ломали, потому что они теряли работу. Не все крестьяне с удовольствием сели на машины, гужевой транспорт-то удобнее, своя лошадь, бык, все это как-то легче и понятно. А что будет со всем миром, если мы реально сделаем экономику цифровой?

А демократия – это же прекрасно, цифровая экономика, цифровая демократия: депутаты не нужны, партии не нужны, профсоюзы не нужны. Шмаков здесь ещё сидит? Вот он здесь, профсоюзы не нужны, через 30 лет, всё, вы уже последний председатель наших профсоюзов, всё уже. То есть цифровая демократия – дома будете сидеть, нажимать на клавиши. Какое счастье, вы представляете? Потому что никто не обманет, ваш голос уйдет в мировое пространство и все знают, за кого голосуют. Понятно, за кого будут голосовать, да? Четыре буквы партия, хотя многие четыре: и КПРФ четыре, и ЛДПР четыре. Но КПРФ – это прошлое, а ЛДПР – это будущее. Это вот как бы знать.

Но это действительно очень опасно, и надо смотреть вперед на 50 лет, ну хотя бы давайте на 30 посмотрим. Кто мог предугадать крушение СССР? Ни один политолог этого не сказал – ни советский, ни американский. Кто сказал? Математики, кибернетики при Брежневе посчитали все цифры экономики, заложили в компьютер и сказали, через 20 лет страна рухнет при такой экономике. Где эти ученые? Нужно дать звание Героя Труда, так сказать, а их повыгоняли с работы, они же давали плохой прогноз.

Поэтому нужно обязательно вводить скорее... Мне чуть-чуть добавьте, Зюганову больше добавили. Значит, измерение интеллекта вот по всей стране. Смотрите, сейчас что делают? "Лидеры России" – хорошая программа, нужно собрать их: семинары, курсы, экзамены, обрабатывать. Годы пройдут, прежде чем они выделят кого-то для назначения. Слушайте, вы заберите все данные, они же все сидят на работе, как они выступают, что говорят, всё, что можно собрать, и компьютер выдаст вам уровень интеллекта.

Ну, простой пример: словарный запас. Вот сегодня мы выступали здесь, давайте в конце заседания, кто-то сидит, наверное, из инженеров, ну давайте, вычисляйте, чье выступление – максимальный уровень интеллекта, количество поднятых вопросов, тем, скорость выступления, влияние эмоциональное, психологическое и так далее.

Сегодня Вячеслав Викторович от души посмеялся, я впервые увидел, что он получил нормальную разрядку утром, но до этого-то не было, потому что я был рядом, поэтому мы создали ситуацию, где комическая ситуация. Да, робот виноват, как говорится, тем не менее ситуация была благожелательная, поэтому вот это нужно сделать.

Ну что мы мучаемся, собираем по старинке людей в какой-то пансионат, Сбербанк, преподаватели, семинары, но это устали, школьники устали. Ну нельзя, учителя говорят, не управляют они, избивают учеников или ученики избивают учителя почему? Не подходит учитель, не хотят они его слушать. Я дал урок образцовый в одной московской школе, ну распространите его на все школы. Можете его так преподавать? Не можете – уходите из школы. Бесполезно, они 11 лет сидят, они вас не слушают, у них другие мысли в голове.

Сейчас мы им хотим запретить мобильники – это чудовищно, это нормальное состояние его, у него рядом телефон, смартфон, он там что-то такое может, какую-то информацию получить, отправить. Ведь они хотят – давайте пускай будут более внимательны. Не с того конца. Вот здесь должна быть цифра в образовании. Не запрещать мобильные телефоны, смартфоны, а выгоняйте учителей, которые не могут преподавать на современном языке, войти в душу молодым людям, а мы по технике бьём – вот техника мешает слушать. Ну, не будет он слушать, без мобильника будет сидеть, тупо смотреть на глупого учителя и ничего делать не будет. Поэтому цифра пускай везде придёт, мы будем её приветствовать, это для нас рывок вперёд, потому что русские инженеры самые, так сказать, мощные в творческом отношении.

И посмотрите цифра в нашей демократии, наше общество. В чём причины отставания наши? Давайте быстро отвечайте, инженеры, математики сидят, финансисты. Главная причина нашего отставания одна, главная? Давайте. Ничего не можете, видите. Перевёрнутая модель развития, всё сверху, сверху. Не пойдёт так прогресс. А там, на Западе – снизу, снизу, снизу. Все великие все снизу, снизу идут, а сверху только они раздают деньги им за это. А мы сверху навязываем, всё сверху. Вот не захотят министры наши, чтобы была цифровая экономика, и не будет её. Не захотят в образовании что-нибудь сейчас – запретят смартфоны. Ещё что сделают? То есть мы развиваемся – неправильная модель.

И второе – национальный вопрос. Что сказал Александр III: Россия для русских, и всякий, живущий здесь, должен с уважением относиться к русскому народу. Тишина была в империи.

А Сталин что сказал в 1845 году? Всё там, ему речь приготовили десятки листов – пошли вы! И поднял тост за русский народ, потому что он победил в войне. То есть мы в 1945 году только постановили, что основа государства – русский народ. Но Сталина вовремя убирают из жизни – 1953 год, потом охаивают, и мы имеем то, что сегодня имеем. Поэтому надо, чтобы развитие шло снизу, а для этого дорогу тем партиям, которые созданы снизу.

Карл Маркс, Ленин и Сталин – это сверху партия, сверху марксизм, всё сверху, вот нужно, чтобы снизу они пришли. Здесь сидит одна партия снизу – я её представляю, потому что мы действительно снизу, поэтому у нас всё хорошо. Остальные все сдохли, погибли. 400 партий, 500, 600, 700 – сверху им навязывали. Кадеты, какой ты кадет? Ты ничего не соображаешь. И все остальные там партии, там парнасы, марнасы и прочее-прочее, то есть цифра должна быть везде. Всё решает компьютер. Загоните в базу данных и получите формулу развития России вперёд на 50 лет, и вот с этой формулы не сворачивать, и все мы добьёмся успеха. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Владимир Вольфович.

Но партию вы создаёте сверху, потому что...

Жириновский В.В. Но пришёл я снизу.

Председательствующий. А это уже другой разговор. Путь снизу, а моделируете сейчас, создаёте, подбираете – сверху.

                   . (Не слышно.)

Председательствующий. Понятно.

Коллеги, слово для выступления предоставляется Бегтину Ивану Викторовичу - директору Автономной некоммерческой организации "Информационная культура".

Подготовиться Усковой Ольге Анатольевне.

Уважаемые коллеги, если вы не возражаете, учитывая, что мы работаем уже более двух часов и предварительно договорились, что Максим Алексеевич Акимов – заместитель председателя правительства должен участвовать в совещании председателя правительства, давайте его отпустим и поблагодарим за участие.

Спасибо, Максим Алексеевич. (Аплодисменты.)

Пожалуйста.

Бегтин И.В. Добрый день, уважаемые коллеги!

Меня зовут Иван Бегтин, я являюсь директором АНО "Информационная культура", а также председателем Ассоциации участников рынка данных и ассоциации компаний малого и среднего бизнеса, работающих с данными как раз в цифровой экономике.

И, конечно, когда говорят о цифровой экономике, практически всегда цифровая экономика это экономика данных и экономика знаний. И здесь есть две стороны медали, о которых хотелось бы поговорить поподробнее, с конкретными примерами того, что сейчас в принципе то, как цифровая экономика строится, это строительство на песке, это строительство без учёта двух ключевых направлений и проблем. Первое, это защита прав граждан, защита персональных данных.

И второе, это, безусловно, открытость и доступность данных для компаний, которые уже находятся в цифровой экономике в государственных информационных системах.

Если говорить конкретно, то, например, обсуждающийся здесь пример  с законом электронной цифровой подписи о том, что необходимо реформировать эту отрасль, действительно там много наболевших вопросов, но давайте поговорим о первопричинах этих наболевших проблем.

За последние несколько лет Министерство связи, которое отвечало за удостоверяющие центры, не провело ни одной проверки этих удостоверяющих центров. Сколько было отозвано рецензий. Так вот также, если они и были, то их было минимальное количество, но проблема гораздо более глубокая, поскольку, например, в недавнем мониторинге, который мы делали и публикациях РБК за апрель-май вы могли прочитать, что из удостоверяющих центров по вполне легальным причинам, в соответствие с НПА идет утечка огромного объема персональных данных удостоверяющих центров, государственных информационных систем, электронных торговых площадок. И они были исправлены надзирающими органами только после публикации в СМИ, не тогда, когда они об этом узнали, а они узнали об этом раньше, а именно только после публикации.

Это одна из глубоких фундаментальных проблем того, что, несмотря на то, что декларативно Закон "О персональных данных" в России защищает права граждан, но из-за оговорок в нем, из-за некачественных НПА, которые формировались в течение последних лет, тем не менее, по вполне легальным причинам, сведения о более чем  двух миллионах человек публиковались и частично до сих пор публикуются в открытом доступе.

И пример, который приводился ранее, с тем, что с помощью электронной цифровой подписи были осуществлены мошеннические действия переоформлении квартиры, это лишь иллюстрация того, как некоторые технологии, которые уже существуют в рамках цифровой экономики, не подвергаются тщательному и мониторингу правоприменения, и анализу тех рисков, которые возникают при переносе их полностью из живой физической среду в среду электронную.

Другая проблема, которую хорошо иллюстрирует последний доклад об открытости государства Счётной палаты, это колоссальная закрытость до сих пор федеральных органов исполнительной власти, особенно в части тех данных, которые хранятся в федеральных информационных системах, федеральных государственных информационных системах и в ГИСах, их более 300 только в Российской Федерации, и до сих пор Министерство связи не открыло в полном объеме и достаточной степени систему ФГИС координации информатизации, в которой эти сведения содержатся, и до сих пор в форматах открытых данных публикуется, дай бог, одна десятая тех сведений, которые могли бы, должны были бы публиковаться.

Портал Data.gov.ru, созданный изначально, как портал раскрытия открытых данных, находится сейчас в полностью замороженном состоянии. Фактически он полностью не обновляется и министерство не может предоставить сроков, когда хотя бы что-то будет там происходить и будет ли.

Это все не единственные из проблем, которые сейчас существуют с тем, что можно назвать фундаментом существующей инфраструктуры для цифровой экономики, их гораздо больше.

Я напомню, что и существующие НПА, разрабатываются, к сожалению, без учета проблем уже существующих, как с персональными данными, так и с открытостью.

Например, национальная система управления данных не учитывает защиту персональных данных граждан, не предполагает разработку этического кодекса, и она одновременно не учитывает, из нее были полностью убраны все положения, связанные с открытостью данных для граждан, полностью убраны все положения, которые могли бы хоть как-то повлиять на раскрытие данных для малого и среднего бизнеса.

Вместо этого у нас идет активная дискуссия, где-то принятие уже нормативно-правовой базы об увеличении стоимости доступа к данным во многих государственных информационных системах, иногда обоснованным, иногда необоснованным ограничениям на доступ. Например, это санкционные ограничения, связанные с доступом к информации о ряде компаний, но и иные сведения, которые, например, просто резко повышена стоимость доступа.

На мой взгляд, здесь критична позиция парламента, здесь критична позиция в защите прав граждан, как на доступ к информации, так и, безусловно, обратной стороны медали, это защита той информации о них, которая часто, даже пополняя легальным, но некачественным нормативно-правовым актом, публикуется в открытом доступе. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Усковой Ольге Анатольевне - президенту группы компаний Cognitive Technoiogies.

Ускова О.А. Спасибо большое. Спасибо большое, господин Председатель, господа депутаты, коллеги. Можно включить видео, да.

Вот я сейчас, я специально привезла с собой это видео для того, чтобы вы немножко себя почувствовали все-таки в ХХI веке и, чтобы это не был общий разговор о том, что бумажки должно быть меньше, там, как бы книжка должна быть электронной.

Вот то, что вы сейчас видите на экранах, это вы находитесь внутри мозга транспортного средства. Мы производим мозги для беспилотного наземного транспорта и производим его по всему миру.

Да, мы начали за рубежом. В 2016 году мы представили наши мозги для международных автопроизводителей. Но вы сейчас видите трамвай, - это уже Москва, и вы увидите поезд, это уже РЖД. То есть то, о чём я сейчас буду говорить, я буду говорить...

Вы знаете, есть как бы два течения: есть вопрос освоения бюджета, а есть вопрос наполнения бюджета. Вот я сейчас буду говорить про наполнение бюджета, потому что на текущий момент, вот на текущий революционный в мире момент, рынок сенсоров искусственного интеллекта и  систем искусственного интеллекта для наземного транспорта – это 1 триллион 780 миллионов долларов до 2022 года. И там лидеры не определены. Я в корне не согласна с выступлением господина Клименко по поводу того, что там если что-то шевелится, то уйдёт в Google.  Google лузеры на этом направлении. Там совсем другие первые лица.

И эти рынки, вот вы знаете Владимир Владимирович Путин во время встречи, когда мы показывали технологии, в частности РЖД, вот эта его фраза по поводу того, что тот, кто управляет искусственным интеллектом, управляет миром, он же ведь не говорил, это же не для журналистов было сказано, он не говорил случайных вещей, он сказал абсолютно в точку. Потому что можно не производить всю эту коробку, если вы контролируете мозг внутри любой коробки, то от вас зависит вся дальнейшая жизнь этой инфраструктуры.

Когда мы начинаем работать здесь, мы говорим о том, что сейчас и только ближайшие три года у России есть возможность непросто войти в этот рынок, а занять лидирующую позицию. Там пусто. Вот сейчас идёт раздача...

И здесь как бы три ключевых момента. Первый – технологический, и за технологический мы отвечаем. То есть вот сейчас на уровне технологии, это не только Когинцев, я могу назвать ещё четыре компании, которые реально показывают лучшую технологию.

Когда мы приходили на американский рынок, все вот так вот морщили нос: что из России? Вы что? Потом Uber "убил" человека. А мы показали, почему он убил человека на экспертизе на суде, и показали, как не убить этого человека в этой же ситуации на этих же видеофайлах. Всё, контракт был у нас.

Технологическая сторона сейчас, те ребята, которых производят наши вузы, они занимают первые места на всех ... лабораториях, и так далее. Это бизнес молодых, это от 19 до 35 лет и за эту часть мы отвечаем.

Вы нам очень нужны, потому что мы проваливаемся на законодательной части. С 2016-го по 2018 год законодатели ЕЭС и затем законодатели США приняли серию законов, у меня есть эти номера (347-й, 2012-й, 351-й, 2012-й, и так далее), у меня есть вся законодательная база, мы с ними работали, как эксперты, приняли серию законов об обязательной сертификации уровней автономности, интеллектуальности транспортных средств и об обязательной их установке систем активной безопасности и экстренного торможения на транспортные средства в Европе и в Америке. До 2022 года этот закон вступает в полную силу и там, и там.

 О чём это говорит? Если мы не примем симметричное законодательство в нашей стране, они нас туда не пустят, а к нам они все приедут. И в этом смысле я хочу сказать, что сейчас перед нами серьёзный вопрос о том, что у нас есть возможность наполнить наши бюджеты, бюджеты нашей страны триллионами. Мы можем вернуть себе технологическую площадку в лидирующей группе. В этой группе пока нет выигравших, есть пробующие.

И мы подготовили набор предложений, который отправили вчера, в субботу, в комитет по промышленности, который касается стандартизации систем активной безопасности...

Председательствующий. Добавьте время.

Ускова О.А. ...стандартизации систем активной безопасности, формирования требования процедур по сертификации таких систем на территории России, обеспечения возможности и регламентирования процедур оснащения такими системами автомобилей в эксплуатацию, стимулирования данных систем отдельными группами владельцев автомобилей (пассажирские коммерческие перевозки) и стимулирования массового использования систем активной безопасности за счёт возможности применения льготных тарифов по ОСАГО.

Я, заканчивая, скажу буквально ещё две цифры. По данным неправительственной организации Сирии в 2018 году в стране, в гражданской войне, которая идёт в Сирии, погибло приблизительно около 7 тысяч мирных граждан.

По данным Научного центра безопасности дорожного движения МВД России в 2018 году на дорогах России погибло 18 тысяч 214 человек и 214 тысяч 853 человека ранены.

Я думаю, что если я сейчас спрошу: существуют люди в зале, у которых никогда в семье не было автомобильных аварий. Поднимите руку. Один человек. Я была в автомобильной аварии, у меня погиб мой учитель в лобовом столкновении. Это война. Это война за состояние наших жизней на дорогах.

Нет, надо привести автомобильное движение в порядок. В этом нет ничего смешного. Я понимаю, что вы устали, вам хочется развлекаться. Но это не тема для развлечений. Это только внедрение... Я даю следующую цифру. Это тоже как бы работа с МВД.

Практика действия водителя такова, что если он будет предупреждён о риске ДТП хотя бы за полсекунды, риск возникновения аварии снижается на 60 процентов, а если предупреждение поступит за две с половиной секунды, то удастся избежать более 90 процентов ДТП.

Вот это просто цифры. Это не мои цифры, это ГАИ.

И, дорогие господа депутаты, мы очень просим помочь всей стране, помочь нам с вами для того, чтобы установить безопасный и очень доходный в смысле экспорта бизнес в области беспилотного транспорта.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Ольга Анатольевна.

Слово для выступления предоставляется Неверову Сергею Ивановичу – руководителю фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе.

Пожалуйста, Сергий Иванович.

Подготовиться Плуготаренко Сергею Александровичу.

Неверов С.И. Владимир Вольфович вышел. Можно, конечно, всех протестировать, всё протестировать, вопрос просто один: кем будет создана программа для тестирования.

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги!

Ключевой вопрос, вокруг которого идёт основное обсуждение в контексте экономики Интернета, это вопрос безопасности и защиты персональных данных.

Совершенно понятны опасения многих людей получать: СНИЛС, электронные паспорта, менять сберегательные книжки на электронные. Про электронную подпись мы видели очень много сюжетов, когда люди практически лишились жилья.

Неслучайно я хочу обратить внимание, в Государственной Думе с 24 по 30 июня по обращениям граждан, которые были направлены в Государственную Думу, на первое место вышли вопросы как раз связанные с цифровизацией, с навязыванием, как люди говорят, цифровых услуг во всех сферах жизни. Конечно, можно объяснить это и слабой информированностью, какими-то другими вопросами, что необходимо делать, но тем не менее тревожные такие нотки есть.

Очевидно, что внутренняя безопасность может быть построена исключительно за счёт конкурентоспособных технологических решений, и важно, чтобы были решения, произведённые в России.

Здесь прав, конечно, о чём говорил Герман Сергеевич, что является показателем такой конкурентоспособности. То, что продукты успешно экспортируются, востребованы на международном рынке. И один из понятных примеров – это продукция "Лаборатории Касперского". Поэтому при выстраивании суверенного Интернета, системы безопасности нужно опираться именно на решения, которые признаны специалистами.

Технологическое превосходство может быть достигнуто исключительно благодаря конкуренции с мировыми аналогами.

При работе над законодательным обеспечением развития цифровой экономики нам необходимо уделить особое внимание поддержке экспорта российской высокотехнологичной продукции, посмотреть, какие ещё процедуры для бизнеса в этой части можно упростить, какие решения необходимо ещё принять в той же области сертификации, и это, конечно, необходимо делать.

Ещё один момент, на который обращают внимание эксперты, это ключевые показатели программы "Цифровая экономика" в области информационной безопасности.

На мой взгляд, должны быть чёткие критерии того, на что будут потрачены средства, это должен быть, повторю, признанный на IT-рынке российский продукт. И, конечно, должна быть увязка, если этот продукт используется, с суммой причинённого ущерба за сбои, инциденты, если они произошли в соответствии с применением того или иного продукта.

Также следует подумать и, в том числе, над повышением штрафных санкций за инциденты, связанные с информационной безопасностью персональных данных.

Следующий аспект – это система образования.

Программы обучения в большинстве технических вузов России устарели. Это касается не только технических вузов, это разных вузов, в том числе и вплоть до сельскохозяйственных.

Я вот недавно был в одном регионе в крупном тепличном хозяйстве, где буквально работает два человека – агронома, на вопрос о том, они закончили достаточно известный российский вуз, там применяются новые технологии, новые агротехнологии, все автоматизировано и вот на вопрос о том, как они все это осваивали, они сказали: честно в вузе мы вообще ничего подобного не видели и совершенно впервые только столкнулись с этим здесь, когда пришли на это производство и практически учились заново.

Это говорит о том, что, конечно, очень многие программы устарели. А специалистами в сфере информационной безопасности даются общие знания без специализации и мы понимаем,  что в банковской сфере, в сфере энергетики это практически две разные профессии с разными компетенциями, и необходимо при соответственной подготовке специалистов на определенном этапе вести разделение специальности по отраслевому принципу.

Следующее, на чем я хотел бы заострить внимание. Современные наши дети с младенчества осваивают технику, смартфоны, планшеты, Интернет, это неотъемлемая часть их жизни, но они должны быть и должны обладать знаниями о безопасности сети, как сегодня есть в школах уроки "Основы безопасности жизнедеятельности", так и должны быть уроки, посвященные основам информационной безопасности и, возможно, не придется запрещать носить  с собой соответствующие необходимые телефоны или еще что-то еще.

И в завершение. Здесь это уже звучало и многие коллеги об этом неоднократно говорили, при переходе на цифровую экономику есть важные специальные аспекты. Предприятие получают новые бизнес-решения, это уже наблюдается, соответственно эти бизнес-решения требуют меньше кадровых ресурсов, это уже наблюдается в некоторых сферах в результате замены человека труда приложениями или роботехникой, соответственно речь идет о необходимости дополнительного переобучения, повышения квалификации, а в ряде случаев обучение базовой, назовем так, цифровой грамоте. Я думаю, что в рамках наших парламентских слушаний мы сформулируем не только те задачи, которые стоят перед нами, но и возможности их решения.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Сергей Иванович.

Слово предоставляется Плогутаренко Сергею Александровичу, директору Российской ассоциации электронных коммуникаций.

Подготовиться Николаеву Олегу Алексеевичу, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

Плогутаренко С.А. Коллеги, спасибо. Спасибо председателю, спасибо тем, кто находится в зале, предыдущим спикерам.

Понимаю, что времени уже много, поэтому я рад, что у меня есть презентация, она уже на экране. Часть из того, что я планировал сказать, уже так или иначе произнесли предыдущие спикеры, поэтому я буду какие-то моменты пропускать и прошу меня за это простить.

Меня зовут Сергей Плуготаренко, я представляю Российскую ассоциацию электронных коммуникаций. С 2006 года мы занимаемся системным изучением, описанием и развитием интернет сферы,  мы не только проводим мероприятия, мы еще и занимаемся постоянной аналитикой, мы стараемся замерять все то, что можно замерить и делать на основании этого выводы, которые понятны отрасли, которые этой отраслью принимаемые и которые можно экстраполировать на какое-то будущее.

Давайте следующий слайд. Вообще меня попросили выступить в блоке регулирования данных, поэтому какие-то вопросы я этому посвящу, но очень многое, как я уже повторюсь, сказали предыдущие спикеры.

Давайте дальше. Вот главные направления, не буду их зачитывать, по которым мы считаем, что развитие регуляторики в области данных должно происходить. Акценты сделаю лишь на первом и последнем пунктах.

Первое – это уточнение понятийного аппарата. До тех пор пока мы все будем говорить о разных больших данных, открытых данных, общедоступных данных, обезличенных данных и не всегда понимать, о чем идет речь, нам будет очень тяжело договариваться. Когда эти формулировки просачиваются в законопроекты и игроки не всегда понимают, касается их это или нет, им тоже тяжело работать.

Насколько я знаю, у коллег из РОЦИТа, не знаю, будет ли им предоставлена возможность выступить, есть наработка – в ноябре прошлого года был принят МПА законопроект о персональных данных для стран СНГ, там многое описано и многое можно было бы взять оттуда, как мне кажется.

И последний момент, который тоже важен, о нем все говорили, но повторюсь, это защита данных и вот почему. Давайте перейдем на следующий слайд и следующий.

На сегодняшний момент мы все верим, что данные это новая кровь экономики не только цифровой, вообще экономики. Но так ли это? Конечно, так.  Сегодня компании по всему миру и мы видели, что и российские компании здесь не хуже, умеют использовать и данные для того, чтобы растить свои собственные бизнесы и делать вклад в экономику страны в целом. И, естественно, сегодня об этом говорили все, мы предполагаем, что появление новых кейсов, серьезных кейсов, которые будут влиять на экономику в этом направлении, будет только увеличиваться. Но только в том случае, если будет адекватное регулирование. Есть предположение, что ..., который был принят в Евросоюзе как некий оберег для защиты прав граждан, приводит к тому, что сегодня многие компании рассматривают возможность выхода из-под юрисдикции Евросоюза, потому что неадекватные штрафы, неадекватное регулирование и ответственность. Таких перекосов быть не должно.

Давайте следующий слайд.

Почему? Потому что есть три базиса, на которых мы строим все наши аналитические выкладки. Это то, что думают пользователи, а у пользователей на сегодняшний момент сохраняется некое недоверие к тому, как их данных хранятся, обрабатываются, дистрибутируются. Есть отношение со стороны государства. И здесь у нас всё хорошо, наметился определенный вектор. После 2016 года был дан просто мощнейший импульс развитию цифровизации в стране, обсуждению всех этих вопросов. И есть отношение данных с точки зрения бизнеса, который говорит – давайте нащупаем баланс между защитой прав пользователей на их данные, и баланс между использованием тех данных, которые они себе разрешили использовать, потому что нам на этих данных бизнес нужно строить.

Следующий слайд.

Самая главная и самая интересная для меня часть, которая как раз таки, наверное, позволила бы мне сказать, что мы знаем, как то, о чем Герман Сергеевич Клименко говорил, нащупать некий диалог между теми, кто не всегда может слышать друг друга просто потому что терминология разная, ритм жизни разный, решения принимаются по-разному между отраслью и государством.

Что у нас есть?

Давайте следующий слайд.

Буду очень краток. Мы все наши данные дистрибутируем абсолютно открыто, прислушиваемся к тысячам экспертов в отрасли, выкладываем на вот эти ресурсы, потому что считаем, что нужно, чтобы все туда смотрели, критиковали и дополняли.

И следующий слайд. Разработали достаточно интересную, как мне кажется, парадигму описания экосистемы и цифровой экономики и используем ее уже не первый год.

Председательствующий. Добавьте время.

Плогутаренко С.А. Спасибо большое.

Не первый год. Потому что она принята отраслью, она отрасли понятна. Она позволяет из года в год по одним и тем же метрикам описывать тренды развития вот этих так называемых семи хабов, десяти срезов и трех уровней. Мы изобретали её долго. Изначально это был 2010 год, когда мы унаследовали знания о том, как измерять цифровую экономику от международных наших экспертов. После этого достаточно серьезный толчок был дан этой методике, когда мы обсуждали не только интернет, а связанные экономики, появился термин "интернет плюс". И здесь большое спасибо Вячеславу Викторовичу, который лично занимался этой проблематикой. Мы очень серьезно исследовали то, на какие отрасли ещё влияет интернет, с чем он связан. Был создан институт развития интернета. Далее, в 2016 году этот термин превратился в цифровую экономику. Но мне кажется, что мы постоянно в тренде, мы умеем описывать (давайте следующий слайд) через эти семь хабов, десять срезов и три уровня всю нашу экономику. Вот на пересечении получается около 70 феноменов, которые мы измеряем, описываем, говорим о том, какие там содержатся тренды, и делаем это постоянно.

Давайте дальше.

Данных очень много. Но просто чтобы что-то осталось в голове, 3.9 триллиона рублей – это вклад Рунета в экономику России по итогам 2018 года. Мы растем не так быстро, как несколько лет назад, но всё-таки на 11 процентов. И никогда рост не был ниже, даже в годы, когда экономический кризис касался, в том числе, интернета.

Очень важно, что все отрасли растут. У нас нет ни одного сегмента, который был падал. И это продолжается все годы, что мы наблюдаем.

Давайте дальше.

Очень важно иметь в виду, что аудитория меняется. Мы сказали о том, что почти 93 миллиона пользователей сегодня уже в сети. Очень большое количество из них в сети ежедневно. И главный драйвер, за счет которого растет интернет сегодня – это мобильный интернет. Это нужно иметь в виду. Все переходят в зону карманной доступности.

Следующий слайд. И его мы пропустим, потому что об этом мы говорим очень много на всех площадках.

Следующий слайд. Я заканчиваю.

То, что отрасль могла бы сказать просто то, как мы воспринимаем сам нацпроект "Цифровая экономика".

Давайте дальше.

Можно долго хвалить, можно рапортовать о достижениях, но, наверное, хочется услышать ещё и критику. И мы постарались ее собрать. Вот примерно как она звучит. Я постараюсь ее изложить компактно. И очень надеюсь, что она будет услышана и воспринята не просто как критика, а, может быть, как некое руководство к тому, как нужно отношения с интернет-компаниями не только крупными, а всеми остальными выстроить.

Много цифровизации, мало экономики. И консервативный сценарий развития экономики и общества. Целью проекта есть догнать, а не перегнать и не придумать новые сферы, в которых мы были бы сильны.

Отсутствие чёткого понятийного аппарата, об этом мы говорили, недостаточно проработана оценка рисков, ну, сегодня я услышал, что многие об этом думают, слишком большое количество пунктов, которые реализуются непосредственно государством, об этом тоже сегодня много говорили, и госкорпорациями. При этом понимание своего места в этой самой цифровизации малым и средним бизнесом, оно на сегодняшний момент отсутствует, вынуждены это постулировать, и ситуация не меняется. Ну, и тенденция к монополизации направлений, то, что я уже сказал про то, что малый и средний бизнес не очень понимает, почему всем занимается государство и госкорпорации.

Давайте дальше. Мы говорим об этом не просто так, у нас есть панель, по которой мы замеряем отношение экспертов раз в квартал, раз в полгода. Пропустим её. В ней интересные выводы, но всё-таки пропустим.

Следующий слайд. Ну, и вот самые главные выводы и рекомендации, которые я услышал в том числе сегодня, подтвердили, что мы правы. Левая часть – это то, что мы поддерживаем. Во-первых, активное привлечение сторон, которые ранее в обсуждении не принимали участие, развитие цифровой экономики, мы это видим. Использование привычного пока порядка внесения проектов с общественным обсуждением и ОРВ, тоже хорошо.

Поднят вопрос о показателях эффективности самой программы, отлично. Принимаются попытки популяризации, потому что мы видим, и это следующий момент, который относится к моменту критики (правая часть), что пользователю, гражданину до сих пор никто не объяснил, а каким образом цифровая экономика будет влиять на его конкретную жизнь, как она улучшит качество жизни. Он слышит об этом из всех средств массовой информации, из Интернета, но не очень понимает и относится к этому достаточно негативно в ряде моментов. Майские указы выполняются со значительным опозданием по срокам, это тоже мы сегодня обсуждали.

Ну, и главный момент, который интересен. Моя организация – это всё-таки учёт интересов представителей малого, среднего бизнеса, высокотехнологичных стартапов в том, каким образом цифровая экономика в нашей стране будет развиваться. Если мы учтём вот те пожелания, которые были сформулированы, если мы сможем говорить на одном языке и постараемся это сделать, я уверен, что наша экспертиза сильно поможет тому, чтобы цифровая экономика развивалась отлично. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется для выступления Николаеву Олегу Алексеевичу, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе.

Коллеги, и нам необходимо будет посоветоваться после выступления Олега Алексеевича, учитывая, что мы работаем уже более трёх часов. Пожалуйста.

Николаев О.А. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги, участники парламентских слушаний!

То, что обсуждаемая сегодня тема является очень важной не только для нашей страны, но и для всего мира, является тот факт, что лидерами "G20" в Японии недавно была подписана декларация по цифровой экономике и соответственно намечены мероприятия по дальнейшему взаимодействию по этому вопросу.

Мы с вами являемся свидетелями того, что уже сегодня происходит сквозная трансформация существующего хозяйственно-технологического уклада. При этом мы с вами, на мой взгляд, должны понимать то, что цифровая экономика – это не отдельная отрасль, это основа, позволяющая создавать совершенно новые модели бизнеса, производства, образования и здравоохранения, коммуникаций между людьми, тем самым задаёт совершенно новую парадигму общества, ну, и государства. А, значит, на мой взгляд, мы здесь даже можем смело сказать, и это вытекает из множества выступлений, что для отдельного человека, для отдельного гражданина практически формируется совершенно новый уклад его жизни.

Очевидно, что этот новый уклад несёт новые возможности и риски, и в связи с этим встаёт вопрос: какое общество мы с вами строим? Не станет ли инновационный человек, приспособленный в жизни к цифрам, в обществе духовно беднее? Не возникает ли на цифровой волне новая каста общества с жёсткой системой контроля и селекции? К сожалению, поднятая цифровая волна смывает понимание того, что главное – это не просто цифровизация процессов. Главное – повышение интеллектуальных и духовных возможностей человека, рост человеческого капитала, который становится основным активом государства, в том числе для нашей страны – России.

Сегодня законодательство объективно отстаёт от темпов популяризации цифровых технологий, от их применения в нашей жизнедеятельности. И много говорили сегодня о количестве необходимых законов, которые необходимо принять, и как они двигаются. И это самая важная задача, потому что цифровая экономика и её обеспечение законодательством, сегодня тоже об этом говорилось, достаточно сложный процесс.

Потому что мы, с одной стороны, здесь должны увязать, как уже много говорилось, баланс интересов, с другой стороны, мы должны учитывать наши интересы в международном сообществе и цифровой суверенитет. И здесь хотелось бы отметить, что вот почти год понадобился для принятия закона о цифровых правах, который, слава богу, принят, но при этом два принятых в первом чтении законопроекта, закон "О цифровых финансовых активах" и о краудфандинге, скажем так, зависли на площадке Государственной Думы, прежде всего, из-за того, что дискуссии на площадке правительства затянулись, я так понимаю, как раз вот в поиске некого баланса.

Нам, конечно же, такая скорость, на мой взгляд, серьёзно вредит. Складывается таким образом парадоксальная ситуация, что-то уже существует, работает целая система, а законодательного регулирования, а значит, создания правил функционирования, направления развития, форм и порядка контроля этого процесса, ввиду того, что нет закона, такого нет.

Поэтому законодательство, на мой взгляд, должно учесть обязательно некоторые моменты. Об этих сегодня вещах уже много говорилось с этой трибуны тем не менее я их обобщу. Это, прежде всего, искусственный интеллект, которому, как оказалось, можно поручить очень многое, включая сферу высокой человеческой ответственности – это безопасность, транспорт, энергетика и медицина.

Ну вот вопрос, какой баланс должен быть взаимодействия искусственного интеллекта и человека? Это нам предстоит искать, в том числе в процессе законотворчества.

Цифровая безопасность. Много говорится о том, что какая доля программного обеспечения на сегодняшний день отечественная? К 2024 году по программе "Цифровая экономика" поставлена задача довести этот процент до 90 процентов. 

Очевидно, что наша страна обязана иметь собственную площадку по разработке как IT-оборудования, так и программного обеспечения, однако этот софт, очевидно, должен быть именно нашим, вот в прямом понимании этого слова, а не перелицованным, скажем так, неким зарубежным аналогом, как зачастую это происходит при локализации очень многих процессов. И насколько, если это будет происходить, мы сможем обеспечить безопасность и цифровой суверенитет?

Поддержка занятости. Считается, что внедрение IT-технологий не приведёт к безработице. Из многих выступающих, из текста мы увидели, что это не так, что появятся очень серьёзные риски возникновения безработицы и, очевидно, что эта безработица, в том числе будет носить такой структурный характер, внутриотраслевой, когда внедрение высокотехнологических процессов будет освобождать от работы такие как бы простейшие профессии.

Как считают некоторые аналитики, потенциальными жертвами цифровизации становится чуть ли не весь средний класс, поэтому здесь нам надо очень серьёзно подумать и надо разработать меры по предотвращению технологической безработицы, а также детально проработать нормативно-правовую базу, гибкость занятости и обеспечение достойного уровня и качества жизни освобождающихся ... трудовых ресурсов. 

Социальное неравенство. Очень много иллюзий в отношении того, что цифровая экономика сокращает социальное неравенство. К сожалению, цифровые дивиденды распределяются крайне неравномерно и если здесь ничего не предпринять, цифровая экономика лишь увеличит социальное неравенство в обществе.

В этой связи государство должно сделать всё возможное для того, чтобы цифровизация стала важнейшим инструментом обеспечения равных возможностей всех граждан.

К цифровой технологии также должны повысить доверие, доверие граждан вообще в целом. И здесь вопрос стоит доверия к самим цифровым технологиям, об этом тоже много говорилось, и те факты, которые происходят: утечки данных, персональных данных, конечно же, плюса в этом процессе не создают.

Поэтому цифровые форматы, вернее... и самое главное, конечно же, это образовательный процесс. Очень много профессий, конечно же, будут уходить, новые будут появляться, понимание, как это происходит на сегодняшний день? И, на мой взгляд, таким универсальным решением этого вопроса, скорее всего, может стать глубокая интеграция, взаимная интеграция, государственное управление образовательного процесса и науки и производства с тем, чтобы происходила, с одной стороны, научно-обоснованная стратегия развития, его реализация и подготовка кадров для этого процесса.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо большое. (Аплодисменты.)

Уважаемые коллеги, у нас выступило 18 участников слушаний. Кто-то, может быть, настаивает на выступлении или хотел задать вопросы, учитывая, что наши коллеги из правительства здесь присутствуют, большое число приглашённых, представляющих другие министерства, присутствуют. Я вот вижу здесь заместителей министров.  

Есть желание? Да, пожалуйста.

Только представляйтесь, если вопросы. У нас микрофон... Подождите, вам микрофон передадут.

Да, и, коллеги, по порядку ведения, если у вас есть подготовленное выступление, вы передайте в секретариат, мы их будем публиковать потом.

Перепелица А.А. Меня зовут Перепелица Анатолий Александрович, я генеральный директор компании "Альфа-Интех" – интегратор робототехнических комплексов.

Я думаю, что вряд ли кто-то из присутствующих здесь в зале может представлять цифровую экономику без промышленной робототехники. Вот я являюсь представителем компании, которая разрабатывает робототехнические комплексы. У нас в стратегии... вернее, в программе "Цифровой экономики", к сожалению, как таковой робототехники нет, там есть только компоненты робототехники и сенсорики. Из этого и из того, как вот развивается наша отрасль, я делаю вывод, что она в какой-то степени недооценена, тогда как, допустим, по данным, которые опубликованы на сайте Международной федерации робототехники, данные приведены Лондонской школой экономики, в странах, в робототехническом отношении развитых странах с промышленной робототехникой связано до 10 процентов прироста ВВП. Мы все знаем, что у нас даже нефтегазовый сектор примерно такой же вклад в ВВП.

И, на мой взгляд, вот то, что сейчас творится, эта отрасль у нас недооценена. У нас сейчас нет никаких программ по развитию, она развивается сама по себе, то есть у нас нет производства промышленных роботов, рынок, как вот Геннадий Андреевич уже сказал, правда, у него несколько данные устарели, у нас плотность роботизации сейчас уже около 4, хотя в Китае уже не 40, а 80, то есть рынок как бы развивается, но каких-то целенаправленных усилий я не вижу. Мне бы хотелось услышать, вот не осталась ли вообще в стороне вот эта промышленная робототехника вообще?

Председательствующий. Спасибо.

Кто ответит на этот вопрос? Пожалуйста, Орешкин Максим Станиславович, Министр экономического развития.

Орешкин М.С. Спасибо большое за вопрос. На самом деле тема очень важная.

Вот в пятницу я был в Пермском крае и там посетил предприятие "Новомед", которое как раз сейчас занимается активным внедрением роботизации тех элементов производственного процесса, которые максимально опасны для здоровья человека, которые максимально трудоемкие, и это, конечно же, дает общий позитивный эффект на развитие этих предприятий.

Неправильно говорить, что мы этим не занимаемся, у нас и в программе "Цифровая экономика" есть направления по сквозным технологиям, по робототехнике, Министерство промышленности у нас активно занимается с точки зрения внедрения этой истории, но здесь, и сегодня уже цифра эта произносилась, что количество роботов, которые у нас сейчас есть, роботизированных рабочих мест на количество населения у нас недопустимо низкое. И здесь, конечно, очень большой потенциал, и это один из приоритетов, и вот Минпром этим очень активно занимается.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, ещё вопросы? Есть.

Давайте отсюда вот начнем. У меня просьба к депутатам, коллеги, вы используете свои полномочия депутатов Государственной Думы, а сейчас мы максимально даем возможность диалога для тех, кого пригласили, а так иначе у нас получится, сами для себя слушания устраиваем.

Бариев И.И. Добрый день!

Искандер Бариев, Университет Иннополис.

Был запланирован доклад как раз про развитие "дорожной карты" "Робототехника и сенсорика", мы хотели достаточно подробно рассказать, и вот тему промышленной робототехники там активно мы раскрыли.

Я хотел бы на самом деле отметить несколько вещей. Первая – соответственно, связана с образованием, достаточно много об этом говорили. Большая проблема на сегодняшний день с ФГОСами, мы много... Университет Иннополис активно взаимодействует с индустрией и с вузами, и на сегодняшний день отсутствие новых образовательных программ, к сожалению, очень сильно тормозит вот развитие тех направлений робототехники, искусственного интеллекта и так далее.

Второй момент – мы всё-таки представляем город Иннополис, Вячеслав Викторович, вы были у нас, достаточно много и подробно отвечали на вопросы жителей, резидентов. И есть одна проблема, которую я хотел бы сегодня зафиксировать, – это всё-таки стандартизация налоговых льгот, которые есть с точки зрения различных экономических зон. Иннополис является, как город Иннополис особой экономической зоной технико-экономического типа, и на сегодняшний день те налоги, которые есть, они сильно хуже по сравнению с ТОСЭРами, "Сколково" и так далее.

И задача, которую мы вносили уже в Госдуму для изменения, – уравнять с точки зрения налогов, например, 14 процентов по социальному налогу, с точки зрения налога на прибыль в течение 10 лет с момента начала работы в особой экономической зоне, например, сделать нулевым, но это даст колоссальный эффект с точки зрения развития и собираемости налогов. Прошу обратить на это внимание. Спасибо большое.

Председательствующий. Пожалуйста.

Микрофон дайте, пожалуйста, там рядышком с вами молодой человек руку поднимал, вы мимо него просто прошли и с девушкой разговаривали.

                   . Добрый день!

Я представляю корпорацию "Интел".

Я бы хотел обозначить такую проблему, как отсутствие набора данных для тренировки системы искусственного интеллекта.

Корпорация "Интел" два года назад купила в Нижнем Новгороде компанию, которая занимается распознаванием номерных знаков и лиц людей для розничной торговли. И мы столкнулись с тем, что в России легально нельзя купить набор данных для тренировки системы искусственного интеллекта, и вынуждены были их купить в Китае.

Соответственно, если Россия хочет быть флагманом в развитии системы искусственного интеллекта, то нужно легализовать возможность купить в правовом поле набор данных для системы искусственного интеллекта.

Хочу добавить, что Европейский союз сейчас рассматривает законопроект о создании так называемых European Date Spaces, где будут деперсонализованы медицинские данные, например, рентгеновские снимки или результаты МРТ. И с помощью этого набора данных будут обучаться системе искусственного интеллекта для медицины.

У меня всё. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, вот здесь вот руки. Проходите сюда, проходите. Что вы там застряли? Вот убежали.

Рубонов В. Могу?

Председательствующий. Да, пожалуйста,  пожалуйста.

Рубонов В.В. Добрый день!

Меня зовут Владимир Рубонов. Я директор компании "Росплатформа" и член правления трёх IT-ассоциаций наших отраслевых.

У меня было запланировано выступление, но я очень рад, что во многих выступлениях эта тема прозвучала, насчёт российских разработчиков высоких технологий, о том, что без построения цифровой экономики на контролируемых решениях, невозможно говорить о каком-то цифровом суверенитете.

У меня на самом деле вопрос ещё к Константину Юрьевичу. Я его уже частично задавал на одном из прошлых форумов, рассказывая анекдот про барина и приказчика, насчёт твёрдой команды по импортозамещению.

Но сейчас, что мы видим, в чём проблематика? То, что у нас есть нормативка, принят федеральный закон о приоритете использования российского ПО в закупках госорганов. В конце прошлого года вышли директивы Силуанова о приоритете использования российского программного обеспечения для госкомпаний и госкорпораций.

Но в последнее время, вот что мы наблюдаем, как представители отрасли, нормативка есть, но люди научились как-то её избегать мастерски. То есть те CIO, которые сидят на своих местах долго... Я сам вот (я даже вспомню) 20 лет назад был студентом кафедры системного программирования Московского физтеха, и нас обучали (это один из лучших вузов) на иностранных технологиях. Сейчас я вижу, что вот то, что многих студентов в нашей стране 20 лет назад обучали исключительно на иностранных технологиях, эти студенты превратились в директоров по IT российских компаний, они привыкли к этим технологиям, и не хотят слезать с того, к чему привыкли ни под каким (как это) соусом даже ввиду наличия нормативки.

Соответственно, при этом контроль за исполнением этой нормативки, он, как вот я говорю от отрасли, он недостаточно хороший. То есть прямо не только обходят, там есть дырки, которые можно прямо легально обойти, а есть иногда просто в лоб, вот прямо хотим купить Microsoft, потому что хотим купить Microsoft. И всё, и никаких вопросов никто им не задаёт, когда такое происходит.

Константин Юрьевич, вопрос. Собственно, что у нас, какой-то есть план по усилению контроля хотя бы за существующей нормативкой в плане приоритета российским разработчикам?

Носков К.Ю. На любое действие всегда наблюдаем противодействие. Но я бы не оценивал так критично ситуацию. Всё равно явная динамика есть в сторону импортозамещения. И люди, ответственные за технологическую политику в компаниях, к счастью, видят, что не только нормативка их толкает к импортозамещению, но и реальная жизнь.

Всем известно несколько примеров, когда в нынешней сложной политической ситуации у некоторых крупных компаний начинали притормаживать иностранные информационные системы, и специалисты это видят и знают.

Но, безусловно, мы работаем с компаниями и через нормативку. И даже в ручном режиме, что может быть не всегда совсем правильно теоретически, но тем не менее на практике это работает. 

Вот у нас сидит IT-директор "РЖД" рядом со мной. У нас, например. С "РЖД" есть соответствующая комиссия, и я сам ее повожу, мы ежеквартально встречаемся и смотрим, как обеспечить импортозамещение в "РЖД", и не просто импортозаместить, а влить в отрасль, в отечественных разработчиков миллиарды, многомиллиардный заказ компании "РЖД". То же самое делаем с "Почтой России" и, безусловно, крупнейшие все компании, там тот же "Сбербанк" этим занимаются на постоянной системной основе.

Поэтому здесь, конечно, есть прогресс и нормативное регулирование этому способствует, но и, как мы тут говорили, когда-то научили работать на импортных вещах, сейчас выросло это поколение, но вот сейчас смена сознания идет очень активно и это очевидный тренд, очевидный процесс, который будет усиливаться.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста. Давайте мы постараемся по максимуму, коллеги, но только берегите свое время и присутствующих, вопросы по делу. Пожалуйста.

Погонин К.В. Добрый день. Погонин Константин Витальевич - заместитель генерального директора по развитию теплосетей в Балашихе.

Хотел бы задать вопрос. В связи с тем, что мы сейчас исполняем Федеральный закон 59 "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации" появилась возможность переходить на прямые договоры сегодня в сфере теплоснабжения и появилась также проблема по формированию баз данных для того, чтобы можно было адекватно и правильно рассчитывать населению, соответственно, их счета.

Дело в том, что существуют большие дыры в тех базах данных Dig Data, откуда можно было бы брать данные, типа Росреестра и так далее. Такие данные туда должны предоставлять управляющие компании и, соответственно, какие-то еще первоисточники.

Таким образом, вопрос мой такой. Будут ли какие-то, будет ли дополнительно какая-то мотивация для того, чтобы эти базы данных формировались вот теми участниками рынка, которые должны их формировать?

Председательствующий. Пожалуйста.

                   . Готов ответить.

Ну, на счет дыр в Росреестре, это вот не знаю, надо конкретно разбираться, в разных ведомствах разное качество информации, но так, чтобы откровенные дыры, такое, к счастью, встречается не всегда.

Что касается данных. У нас крайне много данных в стране в различных государственных информационных ресурсах, Иван Бегтин об этом говорил, в том числе, что данных много, к сожалению, да, пока большая часть из них закрыты, но эти данные, к сожалению, сейчас не структурирован, не выверены, зачастую неверны и ими, действительно, крайне тяжело пользоваться.

Сейчас мы создаем, это принята концепция по национальной системе управления данными. Мы здесь будем наводить порядок, прежде всего, чтобы структурировать и вычистить все данные в различных государственных информационных ресурсах. Это крайне сложная задача, но к ней, безусловно, надо приступать и она стоит на повестке.

Председательствующий. Пожалуйста. Давайте, подходите, предлагайте.

Лоренц Е. Благодарю за слово. Меня зовут Екатерина Лоренц, я эксперт "Ассоциации юристов России".

Мы много говорили здесь про искусственный интеллект, и хотелось бы поднять следующие вопросы, а именно нам необходимо определиться, что такое есть "искусственный интеллект", о котором мы говорим, потому что это ляжет в основу для определения того, как мы будем с этим взаимодействовать.

Нам нужно определиться, как будет распределено право собственности на искусственный интеллект, а именно, кто будет обладать этим правом собственности, будет ли это разработчик, лицо, осуществляющее внедрение искусственного интеллекта в различные сферы нашей жизни или лицо, осуществляющее финансирование?

А так же, как будут осуществляться полномочия собственника, да, владение, пользование, распоряжение, насколько можно будет осуществлять пользование искусственным интеллектом, где оно будет осуществляться?

Очевидно, регуляторная песочница будет тем решением, которое позволит использовать искусственный интеллект и протестировать его на определенной территории, дабы он был безопасным и выполнял три закона Айзека Азимова.

Также распоряжение, насколько возможно распоряжение собственником искусственного интеллекта, в особенности, если этот искусственный интеллект был разработан и применяется в таких сферах, как военная, оборонная и средства массовой информации.

Необходимо урегулировать вопрос инвестирования в искусственный интеллект, так как очевидно, что при урегулировании этого вопроса будет понятно, кто станет также собственником этого объекта. Сейчас искусственный интеллект, помимо транспорта, как мы обсуждали, также используется и в авторских правах, и уже было известно о том, что...

Председательствующий. Коллеги, Регламент. Я не знаю, почему у нас регламентная группа не работает. Обращаю внимание, что Регламент. У вас выступление полноценное. Не возражаю, но вопрос.

Обращаю регламентную группу, соблюдайте регламент.

Лоренц Е. Я просто хотела два момента, что необходимо обратить внимание на интеллектуальную собственность, которая возникает в результате использования искусственного интеллекта, и как будет определяться также вопрос в отношении него. Определённый мировой опыт и разработка дальнейшая законодательства поможет решить многие вопросы.

Председательствующий. Кто ответит на вопрос?

Пожалуйста, Орешкин.

Орешкин М.С. Спасибо большое.

На самом деле тема искусственного интеллекта очень богатая. На многие из тех вопросов, которые сейчас были заданы, будет попытка дать ответ в Стратегии развития. Я думаю, что, может быть, Вячеслав Викторович, нам стоит подумать о том, что мы должны по искусственному интеллекту осенью запланировать большие парламентские слушания, потому что насколько тема глубокая, богатая, что точно требует отдельного рассмотрения.

Председательствующий. Давайте мы продумаем формат, потому что, в общем-то, мы даже сегодня видим, насколько многоформатный разговор. И здесь действительно мы упустили тему промышленной робототехники, это отдельное направление, и правильно пригласить для его обсуждения Министра промышленности и торговли.

Что касается искусственного интеллекта, нам необходимо подготовиться к этому разговору, и думаю, что все понимают, что этот разговор уже необходим. Ваши предложения принимаем, давайте подумаем формат, в рамках которого мы можем этот разговор построить. Спасибо.

Пожалуйста, коллеги, давайте мы приблизительно поймём для себя, сколько мы ещё вопросов сможем задать, чтобы это всё было интересно.

Вот мне предлагают коллеги три последних. Ну, давайте мы порядка пяти вопросов, чтобы мы могли и имели возможность задать. Пожалуйста.

                   . Вячеслав Викторович, спасибо большое за возможность задать вопрос.

Я сюда приехал, хотел выступить, рассказать про Корпорацию МСП. Я фермер, сыровар из Московской области, как мы с помощью Корпорации открыли сетку магазинов из 30 штук и независимы теперь от сетевой торговли. Ну, и хорошо, что не получилось, конкуренты не будут знать, как всё это сделать.

У меня вопрос другой. Я тут слушал про робототехнику, и у нас тут было сельское восстание машин, это вопрос очень важный, кстати. Вот мы тут все внедряем, а проблемы бывают. У нас в сельском хозяйстве Российской Федерации робототехника давно применяется, это вообще не новость, и комбайны на автопилоте, трактора. Так вот у нас до чего дело дошло. У нас, значит, есть трактор на автопилоте, у моего товарища фермера, и там тракторист пошёл ночью пахать, до 6 утра должен был пахать и проснуться. Поставил будильник и не проснулся. Так трактор пахал, пахал, пахал поле, будильник звонил, звонил, звонил, а он спал. И в итоге он поехал, врезался в столб и шесть деревень обесточил, это же восстание машин было, понимаете. И мы должны это чётко понимать, что это же не только хорошо – робототехника, а ещё такие случаи бывают, и люди там неделю без света жили... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Спасибо.

Заснуть можно и за рулём, а не только вне машины.

Пожалуйста.

Беликов А.М. Здравствуйте!

Беликов Андрей Михайлович.

Я бы хотел сказать, что цифровая экономика – это программа, которая в принципе должна создавать условия для того, чтобы наша цифровая отрасль развивалась, это в том числе и разработчики. Я автор теории, которая легла в основу таких проектов как: "Яндекс.Такси", Gett, Uber. И я вам скажу, что я столкнулся с такой проблемой, что разработчику тяжело выйти и самому что-то реализовать. Права разработчика слабозащищены.

И ещё такая проблема, что трудно всё-таки выйти на достойный уровень в корпорацию, которая занимается разработками, и там стоят такие барьеры, что надо, необходимо передать документы, и уже связь теряется. Вопрос: как будет защищаться именно прикладной разработчик в рамках программы "Цифровая экономика"?

Председательствующий. Кто ответит? Хотя это, скорее всего, выступление было.

Пожалуйста.

                   . Сейчас, конечно, нет проблем всё патентовать, что делают активно и разработчики прикладного ПО. Другое дело, что это по факту, соглашусь с вами, не сильно работает. На сегодня скорость изменений настолько высока, что действительно побеждает тот, кто первый внедряет. Поэтому такая проблема есть, и мы видим и по мировым гигантам, которые бьются за это, и наши компании.  

Поэтому, да, нам надо организовать систему так, чтобы компании, в том числе наши крупные, быстрее впитывали эти инновации и просто быстрее бежали. К сожалению, существующая патентная система, ну, вот не успевает защищать разработчиков. Но это реальность просто нового мира, так происходит во всём мире.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, галёрка и затем сюда спускаемся.

Журавлев А.В. Добрый день! Спасибо за предоставленное слово. Ассоциация юристов России, московской отделение, Журавлев Александр Викторович.

У меня был запланирован доклад на тему Big Data, но коллеги уже большинство сказали, поэтому я хотел бы задать несколько вопросов. Сегодня неоднократно звучали доводы о том, что технологии очень быстро опережают скорость законодательной инициативы и законодательного регулирования.

Вопрос номер один. Почему бы нам не рассмотреть перенесение большинства законодательств о высоких технологиях именно в специальные правовые "песочницы", тогда скорость принятия будет больше, соответственно меньше будет отставание.

Вопрос номер два. Сегодня мы очень много говорили о данных, о больших данных, анонимных данных или обезличенных данных и о том, что должен быть баланс. Для баланса, мне кажется, нужно рассмотреть возможность, первое, предоставить гражданам самим, в том числе защищать свои права, связанные с защитой персональных данных, по аналогии там с мировыми правопорядками. И второй момент: почему бы не ввести больше просвещения в этой области, для того чтобы граждане понимали, что у них есть некий предмет, которым они могут распоряжаться?

Председательствующий. Кто ответит на вопрос? Пожалуйста.

Орешкин М.С. Да. Я когда в своём выступлении об этом сказал, механизм правовых "песочниц", он как раз интересен именно с этой точки зрения, здесь нам нужно вместе с коллегами из Госдумы подумать, как его внедрить, для того чтобы, как говорится, вместе с водой и ребёнка не выплеснуть.

Председательствующий. Пожалуйста, давайте вот сюда переместимся. Все руки поднимают.

Никитин И. Здравствуйте! Никитин Игорь, проект "Турбо-станция", директор.

Мы занимаемся образовательной и сервисной робототехникой, и я хотел попросить, вот если идея будет поддержана, по искусственному интеллекту сделать отдельные слушания, добавить очень важное слово – робототехника, искусственный интеллект и робототехника – потому что огромное количество коллег здесь не смогли рассказать о своих проблемах и рассказать о том, что нам действительно важно.

И второе, просьба, робототехника – синтетическая наука: физика, искусственный интеллект, программирование, социальное поведение, очень много взаимодействия у нас с разными министерствами получается – хотелось бы предложить, чтобы вот, как в Москве, есть агентство инноваций Москвы, в Корее есть агентство робототехники, рассмотреть возможность одной структуры, которая бы решала все наши вопросы, потому что их действительно очень много, приходится в разные ведомства обращаться. Спасибо.

Председательствующий. Пожалуйста, коллеги, кому?

                     . Я думаю, что в целом не к нам по созданию отдельного какого-то органа. Но в целом насчёт объединения робототехники и искусственного интеллекта, безусловно, да, эту тему надо смотреть вместе.

Председательствующий. А кто у нас представляет Министерство промышленности? Есть представитель. Пожалуйста. Как раз нашли того человека, кто представляет в концентрированном виде робототехнику. Министерство промышленности и торговли.

                     . Спасибо большое.

Министерство промышленности и торговли совместно с коллегами занимается вопросами робототехники, как раз сейчас министр находится на мероприятии, которое практически полностью посвящено "цифре", посвящено робототехнике. У нас есть понимание по дальнейшему движению, поэтому готовы принять участие в ближайших мероприятиях и пояснить политику в области создания робототехники. Спасибо.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, учитывая, что запрос на разговор большой, пять человек уже вопросы свои задали, у нас есть два предложения.

Если зал считает нужным продолжить разговор, мы продолжим, а если нет, у нас есть предложение, которое… поддерживаем Максима Станиславовича, этот разговор провести осенью в рамках специализированной сессии, форума, как угодно, мы формат определим, по искусственному интеллекту, где мы могли бы как раз начать с вопросов, чтобы сформулировать повестку, а дальше уже предоставим слово для выступающих.

Мы просто сегодня исходили из того, что у нас есть компании, которым действительно есть, что показать и поделиться наработками, ну, и вопросы остались на потом, а видим, что вопросов много, поэтому давайте определяться. Мы как с вами поступим? Звучит у всех осень. Коллеги, давайте, ещё раз хочу предложить, продолжим этот разговор, мы не будем его завершать, тем более у нас за это время точно появятся новые законы. Мы в весеннюю сессию ряд таких законов примем, это тоже предмет для обсуждения разговора. Нам необходимо будет обсуждать нормативные документы. В стенограмме отразим, что форматы обсуждения построим с паритетом на вопросы. Мы вас ждём осенью в рамках парламентских слушаний по развитию искусственного интеллекта.

Всем спасибо за участие в сегодняшних слушаниях. Наши профильные комитеты, руководители которых присутствуют, подготовят рекомендации, которые мы направим руководителям министерств.

Коллеги, давайте выскажем слова благодарности нашим министрам (аплодисменты). Спасибо большое, Максим Станиславович, Константин Юрьевич, спасибо, коллеги, находящиеся в ложе. Действительно, разговор важный, но, коллеги, тема для нас новая и очень сложная, поэтому давайте мы её будем продолжать обсуждать, решая по ходу вопросы.

Спасибо всем большое. Спасибо. (Аплодисменты.)

 

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх